Меньше никотина – меньше вреда здоровью… но не всегда?

Последние исследования указывают на потенциальный вред от чрезмерно жесткого ограничения количества никотина в электронных сигаретах.

Меньше никотина – меньше вреда здоровью… но не всегда?

Стремление сделать «как лучше» опять привело к результату «как всегда»: обедненные никотином жидкости в итоге способны привести к росту потребления никотина. Попробуем разобраться, почему так получилось.

Само слово «никотин» попало в фокус общественного внимания в «нехорошем» контексте: в 1850 году чистую форму этого соединения использовали как яд, и именно тогда это вещество стало известно кому-то кроме химиков. Дальше имидж вещества оставался стабильно низким: «капля никотина убивает лошадь» и, как добавляли к этой фразе многие шутники, разносит хомячка на куски.

Что ж, он и на самом деле может быть опасен. Если в малых дозах соединение с общей формулой C10H14N2 ускоряет прохождение нервных импульсов через синапсы (точки контактов двух нейронов), то при превышении опасных доз способно сильно затруднить работу самих синапсов – и именно в таком случае организм, получивший экстремально высокую дозу, может погибнуть.

Чувствительность к дозе – причина того, почему содержание этого вещества пытаются жестко ограничивать. До появления электронных сигарет и систем нагрева табака особой проблемы тут не было: табачные продукты заводского изготовления имели исторически устоявшийся диапазон содержание никотина, и серьезных споров это не вызывало.

Лучше меньше, да лучше?

Но в XXI веке все изменилось. Появились электронные сигареты, нагревом испаряющие жидкость без горения. Казалось бы, бесспорный плюс: нет горения – значит, нет и опасных побочных продуктов обычных сигарет, в том числе формальдегида и других канцерогенов. Сам никотин хотя и действует на синапсы, но в исследованиях на животных пока канцерогенный эффект не продемонстрировал. Между тем, курение – при всех неприятных сторонах никотиновой зависимости – опасно в первую очередь канцерогенным эффектом, надежно доказанным огромным массивом медицинской статистики.

Есть у побочных продуктов сгорания и другая неприятная сторона: при горении сигареты (800-900°C) неизбежно образуются микрочастицы от 10 микрометров в диаметре и менее. Они негативно сказываются на работе кровеносных сосудов: через легкие такие частицы попадают в кровь, где стимулируют образование тромбов. Понятно, что в электронных сигаретах горения как такового не происходит (нагрев ограничен 350°C), поэтому риски от микрочастиц PM 2.5 и PM 10, или канцерогенных веществ у электронных сигарет заметно ниже.

Однако была у электронных сигарет и другая сторона: еще это было техническое новое явление, плюсы и минусы которого были неизвестны публике. Поэтому при введении технических регламентов на состав жидкостей для таких устройств были возможным ошибки. И в 2014 году они произошли: власти ЕС приняли технический регламент, по которому содержание никотина в жидкостях для вейпинга не может превышать 20 миллиграмм на миллилитр. Дело, вроде бы, благое: чем меньше никотина, тем слабее будет формироваться зависимость.

К сожалению, как отмечает кардиолог Константинос Фарсалинос (Konstantinos Farsalinos) из Центра кардиохирургии Онассис (Греция), в регламент эту концентрацию включили по ошибке, причем основанной на трактовке одной из работ того же Фарсалиноса. Несмотря на то, что он, вместе с рядом своих коллег, пытался направлять письма властям, в которых пояснял, что такая концентрация не вполне корректна, ситуацию это не исправило.

Что же не так с этими 20 миллиграммами на миллилитр и где именно европейские власти смогли сделать ошибку в трактовке результатов европейского же ученого? Фарсалинос исследовал влияние электронных систем доставки никотина с 2011 года и в целом ряде работ приводил цифры никотина, попадающего в организм человека при использовании таких систем. Для оценки воздействия именно никотина на центральную нервную систему это логично: важно то количество миллиграмм, что достигло синапсов человека.

Однако еврочиновники, принимая решения о допустимом количестве никотина на миллилитр вейп-жидкости, посчитали, что миллиграммы, попавшие в организм, равны тем миллиграммам, что содержатся в жидкости. Это то же самое, что посчитать будто вся энергия при сгорании бензина преобразуются в энергию вращения колес автомобиля: реальность от такой схемы предельно далека. До трех четвертей никотина из вейп-жидкостей не попадает в организм, а вместо этого вместе с паром уходит в окружающее пространство.

В общем-то, ничего нового тут нет. При курении обычной сигареты тоже далеко не все 100% содержащегося в ней никотина достигают нашей нервной системы. Однако содержание никотина в сигаретах европейские власти трогать уже не будут: продукт устоялся. А вот новому явлению досталось, и довольно сильно.

Чем плоха нехватка вредного вещества

Основной проблемой, связанной с никотином, в сегодняшнем мире является курение обычных сигарет, а вовсе не электронных – содержащих в несколько раз меньше посторонних опасных веществ. Поэтому разработчики новых систем доставки никотина предполагали, что их системы смогут напрямую конкурировать с сигаретами и постепенно вытеснят те из обращения.

На первый взгляд, у вейпинга для этого есть все объективные предпосылки: «пар» не так резко пахнет, у него лучше имидж в глазах публики, в конце концов, вейпинг более моден.

Но есть одно большое «но»: чтобы конкурировать с сигаретами, вейп-системам надо замещать столько же никотина, сколько обычный курильщик со стажем получает от сигарет. Исследования показывают, что за время курения крепкой обычной сигареты (красные «Мальборо») концентрация никотина в крови курильщика в 3,86 раза выше, чем при вейпинге с использованием жидкости по европейскому техрегламенту.

Меньше никотина – меньше вреда здоровью… но не всегда?

Казалось бы, надо радоваться: меньше никотина – меньше зависимости. Но, возможно, пока слишком рано. В 2019 году в The New England Journal of Medicine вышла статья, которая пыталась выяснить, какова вероятность перехода обычного курильщика на электронные сигареты «европейского» содержания никотина (до 20 миллиграмм на миллилитр). Точно такие жидкости в Европе используют редко, обычно применяют с чуть меньшим пороговым содержанием – чтобы случайно не превысить лимит из-за отклонений от производственного процесса.

Поэтому тестировалась система с концентрацией никотина в 18 миллиграмм на литр (или 1,7%, поскольку массовые и объемные доли тут несколько не совпадают). Несмотря на попытки длиной до трех месяцев, перейти на вейпинг смогли до 18% курильщиков.

Может быть, проблема не в никотине, а в том, что люди, привыкшие к обычным сигаретам, не могут перейти на электронные? Этот миф развеяли данные из США: там провели эксперимент на жидкостях с 5% содержанием никотина (примерно 59 миллиграмм на миллилитр).

Оказалось, что спустя шесть месяцев 54% курильщиков отказались от сигарет, перейдя на новый продукт, а если взять результаты за первые три месяца, то число перешедших было равно 47%. Для сравнения можно указать, что никотинозаместительная терапия на основе пластырей и тому подобного давала отказ от курения лишь в 10% случаев – то есть в несколько раз реже.

Из этого следует, что повышение содержания никотина почти в три раза вызвало примерно трехкратный рост «переходов» с обычных, более опасных сигарет, на электронные, несколько менее опасные.

Бесконечное парение: еще один пример превращения плюса в минусы

Интересно, что даже те 18%, что все же перешли с сигарет на вейпинг, при использовании жидкостей с 1,7% никотина могли не изменить существенно свой уровень потребления этого вещества. Все дело в том, что сигарета горит несколько минут, и не так много людей курят их одну за одной.

А вот общее время вейпинга в минутах может быть заметно больше. В ряде исследований выяснилось, что при использовании жидкостей с концентрацией до 20 миллиграмм на миллилитр время непрерывного «парения» увеличивается до десятков минут. Концентрация никотина в крови при этом может достигать того же уровня, что и от обычной крепкой сигареты – только не через пять минут, а через 35 минут.

Между тем, пользователь продолжает процесс потребления продукта не просто так: зависимость вызывает именно никотин, а не удерживающие его компоненты жидкости для вейпа. То есть, организм пытается получить нужное количество никотина на протяжении более долгого времени.Как отмечает Фарсалинос, проблема в том, что при этом вдыхается значительное количество сопутствующих веществ. Пусть они и не так опасны, как при курении обычных сигарет с их содержащими формальдегид компонентами, но в любом случае потребление разогретых паров посторонних веществ никакой пользы организму явно не приносит.

«Проведенные нами исследования показали, что при снижении концентрации никотина до 20 миллиграмм на миллилитр вейперы потребляли в три раза больше жидкости, чем при более высоких концентрациях никотина. Снижая концентрацию, мы заставляем людей использовать больше аэрозоля, и в этом заключается реальная опасность», – утверждает исследователь,

Меньше никотина – меньше вреда здоровью… но не всегда?

Разумеется, вейпинг никотинсодержащими жидкостями не показал такой опасности, как при «парении» с жидкостями, содержащими тетрагидроканнабинол (действующий компонент марихуаны). В последнем типе жидкостей использовался витамин Е, до того считавшийся безвредным. Однако, как выяснилось, при разогреве в составе аэрозоля он приобретал крайне неприятные свойства и вызывал повреждения дыхательных путей вейперов.

Но и для тех, кто потребляет жидкости именно с никотином, беспричинное наращивание вдыхания аэрозолей нежелательно. Для сигарет существуют более чем сто лет опыта их употребления – а для вейперов такой длительной традиции нет. Поэтому имеет смысл минимизировать употребление «нецелевых» сопутствующих продуктов, попадающих в легкие при использовании электронных сигарет.

Чем все это закончится

В ЕС планируют пересмотреть законодательные нормы на тему 20 миллиграмм на миллилитр до 20 мая 2021 года (хотя как знать, не будут ли там выбиты из обычного графика коронавирусом). В США и некоторых других странах лимита на никотин в вейп-жидкостях вообще нет, а на рынке представлены жидкости с содержанием до 60 миллиграмм на миллилитр (примерно 5% по объему).

В Канаде лимит установлен, но на уровне в 66 миллиграмм на миллилитр – там законодатели не сделали элементарную ошибку, спутав миллиграммы никотина в организме с миллиграммами в вейп-жидкости. Поэтому для западных стран, скорее всего, «ошибка имени Фарсалиноса» будет временным, преходящим явлением.

А вот в нашей стране ситуация может быть чуть иной. Как известно, в российском парламенте часто ориентируются именно на европейские, а не американские или иные законодательные нормы. Как сообщает «Парламентская газета», российские депутаты посчитали, что для снижения ущерба от новых электронных сигарет нужно ввести именно европейские ограничения – даже игнорируя тот момент, что их не сегодня так завтра отменят и в Евросоюзе.

Правда, пока законопроект с такими нормами все еще лишь проходит Госдуму, и уверенно сказать, будут ли в России запрещены вейп-жидкости с содержанием никотина выше 1,9%, довольно сложно. Если это все же произойдет, то наша страна рискует повторить ошибки, которые уже успели осознать в Европе.

Ссылка на источник

Просмотров
Всего:
545 | За месяц: 0 | За неделю: 0 | За сутки: 0