Гормоны vs обстоятельства: что отвечает за наше настроение

Известно, что вместе с нами невидимую борьбу за радости жизни ведут наши гормоны. Если химия тела даст сбой, то и шезлонг на берегу моря, и бокал игристого будут казаться суррогатом, что уж говорить об офисном кресле и кофе на вынос.

Гормоны vs обстоятельства: что отвечает за наше настроение

Разберемся, что именно делают гормоны и являются ли они первопричиной счастья или его следствием.

Кто в ответе за счастье

Ученые считают, что счастье – это результат интеграции двух факторов, внешнего и внутреннего.

  • Внешний фактор – это физически ощутимые вещи: место, где мы живем; еда, что мы едим; люди, с которыми мы общаемся; сумма, которая «падает» на счет каждый месяц.
  • Внутренний фактор – биологический – это результат работы гормонов, состояние здоровья и гены. Принято считать, что на химическом уровне за наши лучшие эмоции и побуждения отвечают гормоны от нейромедиаторы. Речь идет о дофамине, серотонине, окситоцине и эндорфинах.

Отличие гормонов от нейромедиаторов

Справедливости ради, не все, что нас окрыляет, является гормонами. Одни вещества появляются из нервной клетки и через т.н. синаптическую щель «долетают» до следующего нейрона или мышцы, где оказывают эффект. Это нейромедиаторы, например, дофамин и эндорфины. Другие вещества выделяются железами, попадают в кровь и затем уже доставляются к разным органам. Это – гормоны, например, адреналин. Отдельные химические элементы могут быть и гормонами, и нейромедиаторами. Так, например, дело обстоит с окситоцином и серотонином.

Как это работает

Дофамин

Этот нейромедиатор вырабатывается по крайней мере в двух зонах мозга: вентральной покрышке и черной субстанции. Дофамин из черной субстанции помогает нам двигаться и разговаривать. Дофамин из вентральной покрышки мотивирует нас на действия, которые приведут к какому-либо вознаграждению.

Вознаграждение может быть разным: пирожное, любимый трек в наушниках или удачный шопинг – считается все. Если мы получаем от чего-то удовольствие, наш мозг расценивает это как пользу и поощряет нас порцией дофамина. Он будто нашептывает телу: «Тебе нужно этого больше!» И неважно – чего, туфель, шоколада или новой информации из интернета.

Дофамин так изменяет поведение человека, чтобы он снова и снова искал способы получить радость от обладания «полезным». Эта схема играет не последнюю роль в формировании наркотической зависимости. Впрочем, вам не кажется, что новые туфли, и правда, похожи на наркотик?

Серотонин

Серотонин, или по-научному – 5-HT, встречается в мозге и в тромбоцитах. Но больше 90% вырабатывается в кишечнике и регулирует пищеварение. Гормон из кишечника не способен преодолеть гематоэнцефалический барьер, т.е. не может влиять на работу мозга.

Аппетит, нормализация сна, душевный подъем и контроль социального поведения, повышенное либидо и высокая концентрация – вот не самый исчерпывающий послужной список этого нейромедиатора.

Низкий уровень серотонина связан с депрессией. Хотя до сих пор неочевидно, что первично, снижение нейромедиатора или собственно депрессивные расстройства. Популярная группа антидепрессантов – селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (например, Прозак) – предотвращает возврат 5-HT в клетку и тем самым увеличивает его концентрацию в промежутках между нейронами, где серотонин и должен работать.

Окситоцин

Гормон привязанности. Он появляется в гипоталамусе, а затем переходит в заднюю долю гипофиза – маленькую железу в центре нашего мозга. Оттуда окситоцин подается в тело в ответ на приятный физический контакт, романтические чувства или даже игру с любимой собакой. Так гормон поощряет выгодные социальные связи, учит нас доверять и помогает отличать «своих» от «чужих».

Если не считать роды и лактацию, то настоящий окситоциновый фейерверк люди получают во время оргазма. Правда, этот же гормон сомнительно влияет на память. С одной стороны, позволяет забывать все плохое и даже боль. С другой – остальная информация под окситоциновым штормом тоже не задерживается в голове.

Надо отметить, что само наличие гормона не делает человека более эмпатичным и заботливым. Это работает постфактум: положительно подкрепляет потенциально выгодные отношения. То есть сначала романтика, семья или забота о детях, а потом – поощрительная порция окситоцина.

Эндорфины

Эндогенный (внутренний) морфин существует, чтобы боли было меньше, а удовольствия – больше. Это наш собственный легальный наркотик. Вернее, наркотики, ведь выделяют три типа эндорфинов: альфа, бета и гамма. Они производятся в нейронах и гипофизе.

Если эндорфины действуют в периферической нервной системе, то они оказывают обезболивающий эффект. Он даже сильнее, чем у морфина. Если же нейромедиаторы работают в мозге, то опосредованно увеличивают количество дофамина, а, значит, влияют на удовлетворенность жизнью.

Всплеск эндорфина происходит, когда мы делаем какое-то сверхусилие. Например, бегаем продолжительное время. Также эндорфины объясняют удовольствие от смеха и личного общения с друзьями. А еще, возможно, уменьшают последствия депрессии.

А если что-то сломалось?

Тогда появится болезнь. Что именно это будет, зависит от места поломки. Например, такие заболевания, как болезнь Паркинсона, шизофрения, депрессия, СДВГ и аутистические расстройства связаны в том числе с неэффективностью работы нейромедиаторов.

Что все-таки первично: обстоятельства или химия?

Науке достоверно неизвестно. Хотя гормональный сбой иногда приводит к упадку сил и настроения, нет никаких исследований, свидетельствующих о том, что само по себе наличие химических веществ делает нас счастливыми. Да, искусственно введенные гормоны влияют на восприятие и поведение. С другой стороны, не выброс окситоцина материализует любимых людей; дофамину все равно, от чего «получать удовольствие» – от наркотиков или научной степени, а серотонин – не панацея от депрессии.

Автор: Александра Журавлева

Ссылка на источник

Просмотров
Всего:
2 585 | За месяц: 885 | За неделю: 0 | За сутки: 0