Остановить старение пока невозможно, но скоро можно будет его замедлить

Старость – это болезнь? Многие даже не знают о профессии гериатра, а посещать такого врача пожилым людям было бы очень полезно. Не нужно бояться: старость и смерть – не синонимы.

остановить старение пока невозможно, но скоро можно будет его замедлить

Наука не стоит на месте, прогресс способствует тому, что наше поколение живет дольше наших родителей, мы более активны в «третьем» возрасте. По данным ВОЗ, возраст от 25 до 44 лет назван молодым возрастом, 44–60 лет – средний возраст, 60–75 лет – пожилой возраст. Старческий возраст – это годы с 75 до 90. А после 90 – долгожители. Возраст старше 100 лет считается возрастом сверхдолгожителей.

Эти новые возрастные границы укладываются в наше нынешнее мироощущение. Несколько лет назад в Европе были проведены социологические исследования, и выяснилось, что каждый четвертый европеец считает наступлением старости 64-летие, а каждый пятый уверен, что старым можно считать человека не старше 74 лет! Было опрошено более 40 тысяч человек в 31 стране.

О том, как меняется отношение к старости и как вообще стоит относиться к этому периоду нашей жизни, порталу «Милосердие.ru» рассказал Валерий Новоселов, врач-гериатр, главный врач АНО «Научно-медицинский геронтологический центр», доцент кафедры геронтологии и гериатрии ФПК МР РУДН, старший научный сотрудник лаборатории спорта высших достижений лаборатории ЦСКА.

Вес мозга

– Валерий, как вы считаете, есть ли для нас какая-то возрастная планка, предел, после которого лучше уйти из профессии, когда вред больше пользы? Скажем, хирург Федор Углов выполнил одну из последних своих операций в возрасте 100 лет и даже был занесен в Книгу рекордов Гиннеса. Кардиохирург академик Борис Королев продолжал оперировать и в 90 лет. Или эти примеры – исключение?

– Стоит ли уходить вовремя, это каждый врач должен решить сам и только сам. Хотя в нашей профессии, как и в ряде других профессий, такие вопросы поставить себе надо уже не позже определенного возраста, так как для каждого периода нашей жизни характерны возрастные, к сожалению, не улучшающие физическое состояние, процессы.

Например, у летчиков есть летные комиссии, которые обследуют сотрудников авиакомпаний и решают, можно ли ему работать дальше в его возрасте. В профессии же врача это вопрос только профессиональной этики и деонтологии.

– С возрастом уменьшается даже вес мозга, от этого мы стареем?

– У современного человека около 100 млрд нейронов, вес его мозга к 25 годам составляет 1350 грамм. К 75 годам вес снижается до 1180 грамм (это данные Института мозга, который был организован в 1925 году для изучения мозга Владимира Ленина немецким ученым О. Фогтом). Это средние показатели, возможно, обывателю ничего не говорят такие цифры, но это очень значимая потеря нервных клеток.

Возникают определенные нарушения работы головного мозга, назовем их субъективные когнитивные нарушения, причем их можно диагностировать уже начиная с 50-летнего возраста. В 70 лет возможны уже серьезные нарушения вплоть до деменции, нарушения интеллекта и памяти. Механизм возникновения этого синдрома до сих пор не ясен. Кстати, то, что у человека, занятого интеллектуальным трудом, мозг более «молодой» к пожилому возрасту, и что он в итоге дольше живет в ясном сознании, на мой взгляд, не совсем отражает реальность. Это речь о среднем человеке, никто не может гарантировать, что, если вы имеете высшее образование и работаете научным сотрудником, вы сможете избежать патологического старения мозга.

– Так когда же человек может (или должен?) считать себя стариком?

– Классификаций возраста много. Думаю, старость нужно отсчитывать от 75 лет, дальше смотреть на физическое и психическое состояние человека. Иногда человек ощущает себя моложе, его возраст в паспорте как бы не соответствует биологическому, то есть реальному возрасту. Наши системы организма стареют по-разному, с разным темпом, для разных систем организма также характерна разная скорость старения, это дополняется индивидуальными различиями. Но грань 75 лет все-таки является значимой, я замечаю изменения у своих пациентов после 75 лет, даже если они активны и бодры.

Ложные долгожители

– А кого считать долгожителем?  

– Долгожителем считают человека старше 90 лет, старше 100 считается сверхдолгожителем. Я делал запрос в Федеральную службу статистики РФ, и их официальный ответ – в Москве 4135 человек старше 100 лет. Цифра расчетная, а не фактическая, и потому, что в городе 200 взрослых поликлиник, а значит, в каждой должно быть около 20 столетних пациентов, но мы, врачи-гериатры, не видим такого количества, эта цифра вызывает больше вопросов, чем дает ответов.

Цифра, полученная от начальника управления департамента труда и социальной защиты населения Москвы, О.С. Романовой, – в городе 732 человека старше 100 лет. Разница, как видите, существенная. Получается, что сверхдолгожителей еще и трудно подсчитать.

Мы не можем их подсчитать, а тем более выяснить, почему вопреки всем тяжелым условиям жизни во времена революций, войн, лишений эти люди прожили так долго.

Для любого биологического вида это видовой показатель. Я бываю во многих странах, человек примерно везде проживет в среднем одинаковое количество лет, если он достиг зрелого или старого возраста на фоне хорошего здоровья. В США, в джунглях или в России.

Ясно, конечно, что качество жизни влияет очень сильно. Например, на планете есть очаги долголетия, так называемые голубые зоны, их пять. Это община Лома Линда в Калифорнии, район Никоя в Коста-Рике, остров Крит, Сардиния в Италии, префектура Окинава в Японии.

Там определенные показатели среды. Географическая широта от 10 до 29 градусов, рядом много водных масс, океан, минимум температурных, ветровых и климатических перепадов в течение суток и сезонов. Адаптационные возможности людям приходится задействовать меньше, не требуется напрягать организм, поэтому там люди живут дольше.

Сейчас образуется, по моему представлению, и шестая голубая зона – на острове Оаха, штат Гавайи.

А есть и ложные зоны долголетия. Абхазия, например. К такому выводу пришли ученые мира, включая выдающихся эпидемиологов продолжительности жизни Гаврилова Л.А. и Гаврилову Н.С., работающих в Чикаго. По статистике, большинство долгожителей старше 100 лет – это женщины, соотношение мужчин и женщин среди долгожителей 1 к 8. А в абхазском долгожительстве, согласно коллективному труду «советско-американской группы по исследованию народов с повышенным процентом долгожителей», в основном мужчины-долгожители. Но все же не так давно выяснилось, что этого быть не может, долголетие – это женский феномен.

Чем дальше развивается наука, тем больше мифов мы развенчиваем. В Абхазии были данные о людях, которые живут якобы уже 120, 150 лет – это ошибка. Такого быть не может. Более точная статистика снижает эти цифры, и мы уже понимаем, что все это из области отсутствия достоверных знаний о дате рождения якобы долгожителя, которая не подтверждена записями о рождении.

Иногда бывают даже не ошибки, а ложные данные, что мешает геронтологам. Например, люди меняют паспорта и завышают свой возраст – здесь есть и финансовые интересы. В Японии как-то был скандал, когда выяснилось, что столетние японцы из отдаленных селений, которым местная префектура выплачивала пособия, давно умерли, а деньги получают за них родственники.

– А что такое активное долголетие? И есть ли рекомендации с точки зрения науки, как продлить свою жизнь?

– Сейчас много литературы, которая дает множество избыточных советов о долголетии. Все они – на уровне ЗОЖ, потому что большая часть этих работ проведена на модельных животных. Например, на мышах. Только вспомним, что мыши – короткоживущие существа. Она живет 2 года. А мы живем 70 лет. Поэтому неправильно сравнивать процессы старения.

А на человеке испытывать дорого и долго. Но результаты-то не очень соответствуют действительности. То, что хорошо для мыши, не хорошо для человека. К тому же мыши умирают от других болезней, а человек чаще умирает от атеросклероза.

Кроме того, рекомендации о питании и физической активности имеют ограничения. Например, то, что хорошо шведам, вряд ли хорошо россиянам. Это тот же принцип, что и результаты испытаний на животных.

Наконец, эволюция человека занимает 5–6 млн лет, посчитайте, сколько это поколений. А мы хотим вычислить секреты долголетия за пару веков. Поэтому такие рекомендации давать не совсем верно.

Есть такой метод – использовать то, что помогает. Если человеку помогает физическая активность – пусть использует. Если ему комфортнее быть малоактивным – это его способ жизни.

В любом случае, я не рекомендую менять свои привычки после 75 лет. Если человек привык принимать рюмку виски и сигару в субботу вечером – пусть так и делает.

Резкие изменения в поведении, уровне физической активности и пищевых привычках могут привести к опасным последствиям.

Старость – это болезнь?

– Вы один из 30-40 практикующих в Москве врачей-гериатров. Получается, что это довольно редкая специальность, а пациенты и вовсе не знают, для чего приходить к такому специалисту?

– Да, таких врачей крайне мало, хотя норматив  – 1 гериатр на 60 тысяч человек. Пока эта цифра недостижима.

И при этом мы наблюдаем, что у нас люди вообще не знают, что есть врач гериатр, что к нему можно прийти на прием. Существует такая шутка: никто не знает, где кончается педиатрия и начинается гериатрия. Неясна также грань – зрелый человек или старый. Когда надо прийти к такому врачу? Я рекомендую своим пациентам обязательно посетить гериатра к 75 годам.

У нас, у клинических геронтологов, свои задачи. Обычно это полипрагмазия – когда приходят пациенты множественной патологией (6-8 и более заболеваний), накопившиеся в течение жизни, и уже 25 назначений врачей. Нам важно разобраться, что важно, что менее важно. Объединить эти назначения, что-то убрать, может быть. Назначить правильную терапию.

У нас есть клиенты и старше 100 лет, они находятся под постоянным наблюдением. Такие пациенты зачастую имеют когнитивные нарушения на стадии деменции, депрессию и падучесть – это так называемая старческая триада, а наша задача – привести организм в более жизнеспособное состояние. В России практикуется нозологический подход, но в старости это не очень подходит, в старости все индивидуально и на грани. Наша цель – чтобы пациент жил долго и качественно.

Современной гериатрии следует избегать схематического лечения. Для пациента преклонного возраста это несет отрицательный результат, здесь нужен индивидуальный подход. Гериатру больше, чем всякому другому врачу, приходится освобождаться от схематизма и догматизма, чтобы помочь больному.

В нашем геронтологическом центре мы, с одной стороны развиваем методы активного долголетия, с другой – консультируем пациентов. Например, мы пытаемся разобраться с синдромом старческой астении. Разрабатываем метод циклических гипоксических тренировок, когда человек с помощью специальных аппаратов гипоксикаторов мы воздействуем на митохондриальное звено всех клеток человека. Они сейчас есть практически во всех медучреждениях. Меньшее потребление кислорода оказывается жизненно важным для человека.

Что же такое биологическое старение? Геронтология пока больше ставит вопросов, чем находит ответов. Было несколько взрывных периодов интереса к этой науке – в 1960-х, в 1980-х годах и сейчас. Видимо, это связано с приходом новых поколений специалистов в науку.

И каждое поколение считает, что вот они-то решат сейчас эту проблему. Сейчас очень много открытий в разных научных сферах, и геронтологи тоже считают, что они в преддверии какого-то прорыва. Но на самом деле мы как раз на раннем этапе геронтологии. Мы еще только начали искать пути.

– Старость – это болезнь или генетическая программа, которая в какой-то момент запускается? От чего это зависит? Почему кто-то – молод и телом, и мозгом до большого возраста, а кто-то уже в 30 лет выглядит сильно старше своего возраста?

– На сегодня наиболее часто во всем мире для определения понятия старения используется формулировка, утверждающая, что это процесс увеличения вероятности гибели организма, связанный с возрастом. То есть несмотря на тот факт, что на сегодня точно не ясны механизмы старения как такового, в самом понятии процесса старения организма заложен смысл постепенного снижения его жизнеспособности.

Не известен и момент начала данных процессов, которые, возможно, дебютируют еще в самом эмбриогенезе, или в момент рождения, или сразу после полового созревания и так далее. На сегодня не только не существует единой теории старения, но и разнообразие самих теорий таково, что явно говорит об отсутствии ясности в данном вопросе.

Для наглядности, только теорий старения к середине шестидесятых годов прошлого века насчитывалось уже около двух сотен, в середине восьмидесятых их было три сотни, а точный подсчет теорий и гипотез старения на сегодня фактически просто не возможен.

Сказать, что это болезнь, мы не можем. Медицинская этика также не позволяет врачам называть молодого, зрелого или просто не имеющего патологий современного человека любого возраста, психически, физически и социально благополучного, но без сомнения, стареющего, больным без каких-либо клинических на то оснований.

Сами врачи, особенно гериатры, прекрасно осознают относительность понятия «здоровья» в старости, но это опять же не является основанием для изменения смысловой оценки понятия «старение».

Многие, действительно, выглядят сейчас моложе, чем их биологический возраст. Но все же человек, даже выглядящий молодо, все равно постепенно «нагоняет» и начинает выглядеть на свои годы.

В хорошем качестве

– Можем ли мы управлять своим старением?

– Нет, наше сознание не способно управлять нашим возрастом и старением организма. Возрастное снижение активности мозга сложно победить, а тем более управлять им с помощью мысли. Это сложная деятельность клеток, с которой нам пока трудно разобраться.

Например, сейчас очень активно изучается болезнь Альцгеймера, патология мозга, приводящая к нарушениям памяти и интеллекта. Предполагается, что уже в 2050 году, страдающих этим заболеванием будет около 165 миллионов в мире! А ведь это люди, которым требуется постоянный уход. Это нагрузка на общество. На сегодня мы связываем эту болезнь с изменением метаболизма ацетилхолина, одного из медиаторов нашего мозга, но до разрешения проблемы еще очень далеко.

Человечество еще не придумало, как с этим бороться. Ведь в основе любого лечения – понимание механизма заболевания. А мы пока механизмов старения как организма, так и нашего мозга еще не раскрыли. Может быть, они просто встроены во все живое.

– Лев Толстой в 80 лет научился ездить на велосипеде, учил языки, писал. Тогда это были исключения, а сегодня среди представителей пожилого возраста все больше активных людей. Многие вдруг открывают в себе второе дыхание, начинают саморазвиваться, учить языки, менять профессию, путешествовать, то есть быть иногда даже активнее, чем в молодости? Вы наблюдаете эту тенденцию?

– Да, действительно, это уже массовое явление. У россиян повысилось качество жизни. Они стали вести себя в позднем возрасте более активно. Посещают бассейн, спортзал, соблюдают режим физической активности. Изменилось и восприятие старости. И люди хотят наполнять свою старость событиями и эмоциями.

К тому же такое отношение к возрасту сейчас поддерживается и СМИ, например, в последнее время вышло много фильмов об активной старости, они позитивные, они отражают большее внимание со стороны общества проблемам старых людей. Это тренд не только наш, он мировой.

У меня есть пациенты, которые бегают полумарафоны, учат языки, ездят по всему миру, путешествуют автостопом! Есть такие, которые учатся танцевать, играть на баяне, рисовать, пишут книги. Эти парни, стариками и пожилыми язык не поворачивается назвать, ходят в дальние походы, занимаются йогой и посещают храмы в Индии.

Если россиянин мужчина подошел к 60 годам без выраженной патологии, то он проживет еще в среднем 13-14 лет, а у женщины еще 18 лет впереди.

Некоторые же люди приходят к возрасту выхода не пенсию в печальном состоянии – неправильный образ жизни, отсутствие физической активности, несколько выраженных заболеваний. А если человек подошел к этому рубежу в хорошем качестве, у него впереди активные, интересные годы.

Такая активность в пожилом возрасте зависит еще и от жизненной позиции, от мировоззрения человека. Горожане, или живущие рядом с мегаполисами, не в глубинке – более активны и готовы к новому в своем преклонном возрасте. Возможно, у людей живущих на земле, менее активная позиция, они привязаны к земле и своим привычкам.

Жить вечно не получится

– Люди живут все дольше, а каковы перспективы, что говорит геронтология? Может быть, мы скоро будем жить и до 200 лет? Вообще, есть ли предел?

– Остановить старение будет все же невозможно. Но, думаю, мы сможем замедлять старение. На этапе юности, на этапе зрелости, может быть, удастся затормозить взросление, но это пока лишь предположения из сферы футурологии. Возможно, удастся сделать так, чтобы мужчины жили тоже долго, как женщины.

Конечно, мы наблюдаем индивидуальное желание человека жить дольше и оставаться дольше в активном состоянии. Чем более качественно человек живет, тем дольше он сможет пользоваться своим наработанным здоровьем и активным долголетием.

Тема старости сейчас все более актуальна. На планете живет 7,3 млрд человек, из них примерно 650 млн человек старше 65 лет. Через 35 лет, к 2050 году, их будет 2 млрд человек! Это фактически Китай, США, Европа вместе взятые, – представьте, что вы едете и едете по территории и не видите молодых людей, видите только пожилых! Это важная и социально-экономическая тема.

– Считается, что атеросклероз – болезнь старости, но наблюдается тенденция: болезни молодеют. Уже в возрасте 30-40 лет люди становятся жертвами инсультов и инфарктов. В чем же дело?

– Наша популяция россиян находится в состоянии дистресса. У нас то революция, то война, то голод, то реформы, то кризисы. Нахождение в условиях хронического стресса – это один из факторов ускоренного старения.

Если к клетке с мышками поставить клетку с кошкой, мышки очень быстро умрут, но у них, обратите внимание, появятся признаки старости перед гибелью.

Поэтому я рекомендую находиться меньше в стрессе. Посмотрите, что делается на российских дорогах! Агрессии очень много. Кстати, российские мужчины не живут долго в том числе потому, что у них вечный невроз – проблемы с работой, с профессией, с деньгами, в 50 лет найти работу человеку уже практически невозможно.

– Кстати, сейчас люди уже после 30 лет, и особенно ближе к 40 годам стали бояться смерти. Эта тема активно обсуждается в соцсетях. Откуда боязнь смерти в этом возрасте?

– Я могу только предполагать, так как эта тема больше для социальных психологов. На мой взгляд, такие страхи характерны обычно для пубертатного возраста, когда молодой человек осознает, что смертен, что жизнь имеет свое логическое завершение. Если людей, а я так понимаю, что вопрос касается россиян, посещают такие мысли сейчас к 40 годам, значит, они проскочили период чтения стихов Омара Хаяма или не думали об этом.

Не успели что-то прочесть, что-то узнать в те лихие 1990-е, а теперь, несколько отойдя от потрясений, пришли к мыслям и выводам о конечности.

На мой взгляд, это не повод грустить, надо наполнять жизнь событиями.

Я, например, люблю путешествовать в самых удаленных точках планеты, пишу книгу, пишу статьи, бегаю, веду очень активный образ жизни для своего возраста. Всем вашим читателям желаю успехов в достижении активного долголетия.

Автор: Марина Лепина

Ссылка на источник