Чем нас лечат: Линекс

Спасают ли пробиотики от болезней пищеварительного тракта?

О заболевании, которое существует только в России, о том, помогают ли пробиотики его вылечить и с чем они справиться точно не могут, читайте в новом материале рубрики «Чем нас лечат».

Линекс

Дисбактериоз не приговор. Да и вообще не диагноз

«Дисбактериоз проявляется следующими симптомами: диарея (понос), диспепсия (нарушение пищеварения), запоры, метеоризм (вздутие живота), тошнота, отрыжка, рвота, боли в животе, возможны аллергические кожные реакции», — бодро сообщает нам инструкция препарата Линекс. Звучит убедительно, вот только такого заболевания как «дисбактериоз» в природе не существует. Можете сами убедиться, заглянув в международную классификацию болезней. Как и вегетососудистой дистонией, дисбактериозом «болеют» только в России и некоторых странах СНГ.

На самом деле такие диагнозы врачи ставят, когда разбираться в причинах недомогания пациента не умеют или не хотят. Ну или хотят назначить нечто безвредное пациенту-ипохондрику, чтобы он успокоился. Знающие врачи понимают, что дисбактериоз (или его более модное название, «дисбиоз», правильно подчеркивающее, что в организме человека, кроме бактерий, важны и простейшие, и археи, и грибы, и даже вирусы) нельзя назвать болезнью, потому что это синдром.

Синдром — совокупность симптомов (о причине это слово ничего не говорит, поэтому бывает даже «болевой синдром»), а болезнь — нарушение нормального функционирования организма, которое вызвали конкретные факторы. Грипп или цинга — болезни, потому что их вызывают вполне определенные причины: вирус и нехватка витамина С. А вот комплексные состояния, в причинах которых разобраться сложно, которые могут быть следствием других проблем и болезней, называют синдромами. Дисбактериоз может быть вызван разными причинами, и для успеха лечения надо воздействовать на них, а не стараться заглушить внешние проявления.

Все это, впрочем, не отменяет того, что неправильное соотношение вредных и полезных бактерий в кишечнике человека может вызвать много проблем и расстройств. Времена, когда человечество считало бактерий своими врагами, которых надо истреблять без жалости и пощады, давно и безвозвратно ушли. Сегодня о том, что внутри нас живут и микроорганизмы, заключившие с нами альянс, знает практически каждый (правда, во многом благодаря рекламе йогуртов). Но все эти отношения неоднозначны: мы не можем считать одних микробов добрыми, а других — злыми, просто «дальновидный эгоизм» некоторых из них приносит нам пользу.

Идет война микробная, священная война

С одной стороны, как и у Марка Твена, поместившего героя книги «Три тысячи лет среди микробов» в сильно уменьшенные декорации для нужд политической сатиры, жители микробных сообществ внутри нас мало заботятся о благополучии места, где они обитают. Гораздо больше микробы увлечены собственной борьбой за выживание и конкуренцией с соседями, которых они травят токсинами, лишают пищи и вытесняют. Из-за этого безобидные родственники наших «родных» бактерий, характерные для другой человеческой популяции, или даже наши собственные бактерии, попавшие не в то место, где они обычно живут, могут причинить нам вред. В первом случае результатом может стать диарея, во втором — воспаления, например, цистит или простатит.

С другой стороны, для более устойчивых в нашем организме сообществ, которые формировались и изменялись вместе с нами миллионы лет, заразить своих носителей означает делать дыры в собственном космическом корабле, вне которого шансы выжить критически малы. Да и клетки нашего организма не станут мирно погибать в случае нападения, а могут и дать сдачи, на то им и нужен иммунитет — сложная система надзирателей, киллеров и полицейских. Микробы приспособились к выживанию в такой среде, сделав отношения с организмом-хозяином взаимовыгодными.

Помимо разнообразной пользы (к примеру, расщепления веществ, которые человек не может переварить сам, или помощи иммунитету) они выполняют и чисто утилитарную функцию, как газон, защищающий вспаханную землю от сорняков, занимая свободное место и сопротивляясь тем, кто хочет там поселиться. Однако после приема антибиотиков гибнут разные бактерии, а не только те, которых мы хотели убить. На «газоне» появляются «проплешины», а «сорняки» уже тут как тут и спешат их занять. Раньше их рост сдерживали и подавляли, теперь ниша свободна, и недавно притесняемые злодеи (например, клостридии) берут реванш, захватывают власть в вашем кишечнике и бурно размножаются.

Из дробовика — по микробам

На уровне нашего организма все это вызывает диарею, рвоту, колит и другие не самые приятные последствия. Казалось бы, пробиотики (препараты и продукты с содержанием полезных для нас бактерий, которые и должны жить в организме в норме) и пребиотики (вкусности вроде клетчатки, чтобы эти бактерии подкармливать) должны исправлять ситуацию и ставить «выскочек» на место. Эта идея зародилась благодаря исследованиям российского нобелевского лауреата Ильи Мечникова в начале XX века.

Вот только микроорганизмов у нас внутри целый зоопарк, причем клеток в нем больше, чем в нашем теле. И далеко не всех его обитателей удается «высевать», чтобы они росли в лаборатории, а мы их видели. Есть (и даже очень много) таких, которые не любят кислородную среду. В кишечнике они чувствуют себя комфортно, а в чешке Петри гибнут, так что, например, анализ кала, где «прорастут» лишь некоторые счастливчики, дает далеко не полный список обитателей нашего кишечника и уж точно умолчит об их реальном соотношении.

Эта ситуация сохранялась до недавнего времени, пока за дело не взялись генетики, которые читают все кусочки ДНК в смешанном образце, а потом собирают из них отдельные геномы, словно пазл.

Раньше геномы обязательно нужно было мелко-мелко нарезать, а потом собрать обратно (генетики называют это «методом дробовика»), чтобы их прочитать. Теперь такие методы сбора прочитанных кусочков — «ридов» — помогают собирать отдельные геномы из смеси в образце, где содержалось много разных организмов (такой подход называется метагеномикой).

Линекс
Во время полногеномного секвенирования методом дробовика (верх) целый геном разрезается случайным образом на фрагменты, которые затем секвенируются и собираются в целую последовательность. Во время иерархического секвенирования методом дробовика (низ) геном сначала разбивается на крупные фрагменты. После упорядочивания этих фрагментов, они разбиваются на более мелкие части, которые уже могут быть подвергнуты секвенированию

Из чего же, из чего

Но это все передовая наука, а путь лекарств из передовой науки в поликлиники может занимать десятилетия. В поликлиниках тем временем продолжают что-то назначать. Например, Линекс, который представляет собой смесь трех штаммов лиофилизированных (особым способом высушенных из замороженного состояния) бактерий: Lactobacillus acidophilus gasseri, Bifidobacterium infantis и Enterococcus faecium (впрочем, этот штамм есть только в обычном Линексе, но не в версии Форте и детских вариантах). Эти бактерии действительно считаются коренными обитателями нашего кишечника.

Врачи часто прописывают Линекс или другие пробиотики как сопутствующее антибиотикам средство. Узнать, как эти препараты помогают профилактике в этом случае, захотели и авторы систематических обзоров Кохрейновской библиотеки.

Справка:
Кохрейновская библиотека — база данных международной некоммерческой организации «Кохрейновское сотрудничество», участвующей в разработке руководств Всемирной организации здравоохранения. Название организации происходит от фамилии ее основателя — шотландского ученого-медика XX века Арчибальда Кохрейна, который отстаивал необходимость доказательной медицины и проведения грамотных клинических испытаний и написал книгу «Эффективность и действенность: случайные размышления о здравоохранении». Ученые-медики и фармацевты считают Кохрейновскую базу данных одним из самых авторитетных источников подобной информации: публикации, включенные в нее, прошли отбор по стандартам доказательной медицины и рассказывают о результатах рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых клинических исследований.

Первый, написанный в 2013 году, коснулся профилактики диареи, вызванной бурным размножением Cloctridium difficile после приема антибиотиков у взрослых и детей. Строгие критерии (исследование по правилам Кохрейновских отборов должно было быть рандомизированным и плацебо-контролируемым) отбраковали большинство из статей, написанных на эту тему в изучаемый период (1996-2013 годы).

Из 31 оставшейся статьи результаты 23 свидетельствовали в пользу пробиотиков (различных молочнокислых бактерий, в числе которых чаще всего были два из трех штаммов, содержащихся в Линексе). В этих исследованиях пробиотики снижали риск заболеть на 64%, в остальных не было значительной разницы. Качество доказательств авторы охарактеризовали как «среднее».

Справка:
Двойной слепой рандомизированный плацебо-контролируемый метод — способ клинического исследования лекарств, при котором испытуемые не посвящаются в важные детали проводимого исследования. «Двойной слепой» означает, что о том, кого чем лечат, не знают ни испытуемые, ни экспериментаторы, «рандомизированный» — что распределение по группам случайно, а плацебо используется для того, чтобы показать, что действие препарата не основано на самовнушении и что данное лекарство помогает лучше, чем таблетка без действующего вещества. Этот метод мешает субъективному искажению результатов. Иногда группе контроля дают другой препарат с уже доказанной эффективностью, а не плацебо, чтобы показать, что препарат не просто лечит лучше, чем ничего, но и превосходит аналоги.

Авторы другого обзора, уже 2015 года, изучили, могут ли пробиотики предотвращать диарею у детей после приема антибиотиков. Ответ и здесь оказался положительным, причем для 22 из 23 исследований. Однако наилучших отзывов удостоились штаммы Lactobacillus rhamnosus и Saccharomyces boulardii (один из штаммов дрожжей), а не те штаммы, которые содержатся в Линексе.

Болезни «дисбактериоз» не существует. Лечит ли Линекс хоть что-то?

С профилактикой последствий приема антибиотиков более-менее разобрались. А вот помогут ли пробиотики (и йогурты с бифидобактериями) от уже начавшихся заболеваний?

Если речь идет о той же инфекционной диарее, еще один кохрейновский обзор подтверждает, что использование пробиотиков вместе с обильным питьем, чтобы снизить обезвоживание, сокращает течение заболевания в среднем на 25 часов, и риск, что оно не пройдет на четвертый день применения, также сократился. Авторы отмечают, что следует подробно разработать дозировку и назначения конкретных пребиотиков при разных состояниях пациентов.

Что касается продолжительной (длительностью от 14 дней) диареи у детей, здесь ситуация намного более спорная. Научных доказательств того, что пробиотики как-то помогут, слишком мало, чтобы сделать выводы на их основе. Лучше прибегнуть к традиционному лечению и устранить инфекцию, тогда и диарея пройдет.

На вопрос, как прием пробиотиков влиял на течение псевдомембранозного колита, вызванного все той же злосчастной клостридией, правильный ответ прост: никак. По крайней мере, если не убивать самих Clostridium difficile антибиотиками, от бифидобактерий и прочих пробиотиков никакого толку точно не будет, да и доказательств эффективности комбинированного с антибиотиками приема тоже практически нет. То же касается и других типов колитов (например, язвенного).

Сомнительны и доказательства какой-либо пользы пробиотиков для лечения острых проявлений болезни Крона и поддержания состояния ремиссии.

Следует ли из этого, что все производители пробиотиков врут? Нет. Тот же Линекс честно признает, что является биологически активной добавкой, а не лекарственным средством. Правда, только в своем «детском» варианте, что вызывает некоторое удивление.

Indicator.Ru разъясняет: пробиотики полезны, но не являются лекарствами

В первую очередь помните, что «дисбактериоз» — это скорее отговорка, нежели диагноз. В широком смысле разбалансировка микробных сообществ — это и язва желудка (виновником которой будет «совершивший государственный переворот» в желудке Helicobacter pylory), и дизентерия, один из возбудителей которой Shigella — близкий родственник нашей кишечной палочки. Лечатся от всего этого, разумеется, по-разному. И это мы еще остаемся в пределах пищеварительного тракта. Вообще же «свои» микробы не на своих местах и рост численности недружелюбных «чужаков» может вызывать очень широкий спектр заболеваний: от цистита до туберкулеза.

Пробиотики вроде Линекса могут быть полезны взрослым и детям для профилактики диареи, вызванной гибелью дружелюбных и торжеством патогенных по отношению к нам микроорганизмов. Но наивно надеяться, что Линекс, Хилак Форте или Активиа принесут в ваш организм «добрые» бактерии, которые мигом вылечат вам болезнь Крона, язвенный или псевдомембранозный колит, диарею, которая не проходит неделями, или другое тяжелое заболевание, даже если оно и связано с количественным перевесом каких-то бактерий в вашем организме.

Посеяв семена культурных растений (с ними можно сравнить бактерии, наличие которых в кишечнике человека считается нормой) в заросли бурьяна, странно ожидать, что они моментально взойдут и вытеснят одуванчик и крапиву. В случае с огородом мы пропалываем участок, который хотим засеять. Иногда по аналогии нужно поступить и с собственным организмом. Так что если вы столкнулись с подобными проблемами, не забывайте, что пробиотики лекарствами не являются, и ждать от них излечения от всех болезней не стоит, поэтому надо принять антибиотики или другое лекарство, которое назначит вам специалист.

По поводу пребиотиков, которые также являются биологически активными добавками, а не лекарствами, никаких исследований не нужно, ведь клетчатку, инулин, фруктозу и галактозу организм можно легко получить из обычной пищи: бананов, чеснока, злаков, бобовых. Конечно, если вы собираетесь питаться исключительно жареным мясом и чипсами и пить пребиотики, вам никто этого запретить не может, конечно, хотя весь вред от такого питания они вам вряд ли компенсируют. Легко усвояемые пребиотики также может порекомендовать грамотный врач вместе с пробиотиком (чтобы питание было хотя бы у дружелюбных к нам бактерий), но только после курса антибиотиков, удаляющих патогенную флору.

Автор: Екатерина Мищенко

Ссылка на источник