Сорок лет назад мы высадились на Марс и нашли… жизнь?

В 2016 году наше понимание Марса существенно углубилось, благодаря каравану успешно спущенных роверов, марсоходов, орбитальных и наземных миссий. Мы составили полную и подробную карту поверхности Марса; мы проехали больше чем марафонскую дистанцию по планете, находя метеориты, кратеры, дюны и мерзлую воду по дороге; мы наблюдали загадочные «жерла», богатые метаном; видели соленые потоки жидкой воды на поверхности и высохшие русла рек. И что самое интересное, мы нашли «марсианскую чернику»: гематитовые бусины, которые на Земле производятся органическими процессами и живыми существами в водной среде. Учитывая то, каким «земным» могло быть прошлое Марса, нас не прекращает терзать вопрос: есть, была или будет жизнь на Марсе?

сорок лет назад мы высадились на Марс

40 лет назад близнецы «Викинги» были одной из самых амбициозных миссий человечества по исследованию Красной планеты. Они оба прибыли на Марс в 1976 году, спустя год после запуска во время точной синхронизации орбит Земли и Марса. Орбитальные аппараты создавались для составления первой полной карты поверхности, обнаружения уверенных свидетельств водяного прошлого Марса. «Викинг-1» приземлился 20 июля 1976 года, а «Викинг-2» последовал шестью неделями позже. Мы впервые узнали, на что похожа поверхность Красной планеты, и с этими данными просидели аж до 1990-х.

Самое интересное в этих миссиях было то, что вместе с ними ученые вознамерились провести три эксперимента, направленных на поиск жизни. Если бы хоть один оказался положительным, мы бы забили в колокола и открыли шампанское: на Марсе есть жизнь!

Три этих эксперимента были такими:

  • Газовый хроматограф — Масс-спектрометр (GCMS), который должен был нагревать почву до разных температур и измерять молекулы, которые приобретают газообразную форму. Он мог измерить самые разные молекулярные составляющие с плотностью до нескольких частей на миллиард.
  • Газовый обмен (GEX) — в ходе этого эксперимента «Викинг» забирал образец марсианской почвы и заменял атмосферу Марса гелием, инертным газом. Затем на них воздействовали питательные вещества и вода: так ученые искали признаки биологической активности вроде поглощения или выброса кислорода, диоксида углерода, азота, водорода и метана.
  • Третий эксперимент, маркированный выброс, (LR) забирал образец марсианской почвы и наносил на него каплю питательного раствора, в котором все питательные вещества были помечены радиоактивным углеродом-14. Радиоактивный углерод-14 затем должен был метаболизироваться в радиоактивный диоксид углерода, который был бы обнаружен только при наличии жизни.

Контрольный эксперимент — пиролитический выброс (PR) — проводился, чтобы убедиться, что любой положительный тест был биологическим, а не химическим по своей природе.

Первый эксперимент проводился первым и не увенчался успехом. Затем был второй, и снова безрезультатно. Когда начали проводить третий эксперимент, перспективы были мрачными, но данные все равно собрали. К удивлению многих, оба «Викинга» обнаружили метаболизированный радиоактивный углерод-14 в составе выпущенного диоксида углерода. Они даже рассмотрели свои образцы из разных мест: один из почвы на прямом солнечном свету, другой из почвы под породами. В обоих случаях выброс диоксида углерода был мгновенным и постоянным после первого впрыска. Под бурные аплодисменты группа под руководством Гилберта Левина решила, что обнаружила первую сигнатуру жизни на Марсе.

Затаив дыхание, ученые наблюдали за проведением контрольного эксперимента — и вот тогда-то все стало чересчур подозрительным. Последующие инъекции радиоактивных веществ не вызвали никакого ответа; увиденное согласовалось либо с органическими, либо с сугубо химическими неорганическими процессами. Возможно, жизни на Марсе и не было. Несмотря на изначальное заявление — если один из трех экспериментов даст положительный результат — мы не смогли объявить о жизни на Марсе, поскольку наши результаты оказались противоречивыми. Прошло сорок лет, а мы так и не повторили этот эксперимент. Мы до сих пор не знаем, что нашли «Викинги».

В 2008 году спускаемый аппарат Mars Phoenix обнаружил перхлораты в почве, которые могли быть причиной первого положительного результата в эксперименте LR. При нагревании перхлорат может — при наличии определенных химических соединений — производить хлорметан и дихлорметан, именно те соединения, что обнаружили «Викинг-1» и «Викинг-2». Но были те химические соединения органическими по природе или неорганическими? Были они произведены биологически или небиологически? Как выяснилось, подходит оба варианта: марсианский грунт, подверженный воздействию интенсивного ультрафиолетового излучения, мог производить эти соединения без всякой жизни; и биологические формы жизни могли быть за это ответственны.

Сорок лет назад космический аппарат с Земли впервые самостоятельно приземлился на марсианской поверхности, чтобы найти жизнь. Один из экспериментов выдал положительный результат — и его до сих пор пытаются осмыслить. Но вопрос, есть ли на Марсе микроскопическая жизнь, до сих пор открыт и остается без ответа. На этот вопрос могла бы ответить пилотируемая миссия на Марс. Ценность человеческой смекалки пока еще выше роботизированной точности. Возможно, в следующие десять-двадцать лет мы, наконец, найдем ответ на самый главный вопрос, поднятый самой первой марсианской лабораторией.

Ссылка на источник