Инвалидность для аутистов: благо или зло? Обсуждение инициативы Минобрнауки

Можно ли присваивать всем аутистам статус «инвалидность», принесет ли это пользу или вред и насколько серьезным отклонением в психике является аутизм, разбирался Indicator.Ru.

инвалидность для аутистов

Что произошло?

15 декабря на заседании по инновациям в сфере образования в Совете Федерации министр образования и науки Ольга Васильева (совместно с министерством здравоохранения) предложила законодательно присвоить статус инвалидов «детям-аутистам». Данная инициатива поддерживается министерством здравоохранения. То, что в настоящее время дети с расстройствами аутистического спектра (РАС) не причисляются к категории «ребенок-инвалид», препятствует организации специализированного обучения, так как в бюджете нет отдельной статьи расходов.

Что такое аутизм?

Аутизм (также детский аутизм) относится к группе расстройств аутистического спектра (РАС), куда также входят атипичный аутизм и синдром Аспергера. По данным ВОЗ на февраль 2016 года, РАС наблюдается у одного ребенка на 160. Некоторые признаки аутизма: сложности в общении с окружающими, ослабление или потеря социальных связей, погруженность в себя и неактивная реакция на внешний мир. Результаты многих исследований показали, что, если аутизм выявляется в раннем возрасте, после чего ребенок получает соответствующий уход, выраженность признаков снижается.

Обсуждая аутизм, каждый раз необходимо отвечать на некоторые морально-этические вопросы. Насколько это расстройство можно считать серьезным отклонением в психике, ограничивать ли общение детей с РАС и их нейротипических сверстников, возможен ли вариант инклюзивного образования? Следует принимать во внимание, что не всякий малыш, стремящийся к уединению, а не шумным играм, аутист, и не любой ребенок с диагностированным РАС полностью утратил контроль над собой.

«Ребенок-инвалид»

Согласно федеральному закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», «инвалидом» признается тот человек, который «имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты». В том же акте под «ограничением жизнедеятельности» понимается «полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью». Категория «ребенок-инвалид» снимается по достижении совершеннолетия.

После подтверждения инвалидности у ребенка ему и его семье гарантируются ежемесячные пособия. В 2016 году размер выплат детям-инвалидам составляет чуть менее 12 тысяч рублей. Помимо выплат, семьям предоставляются социальные льготы: получение необходимых лекарств и медицинских средств, путевки в санаторно-оздоровительные комплексы, бесплатный проезд, субсидии на квартплату. Все перечисленные льготы при желании семьи могут быть предоставлены в денежном эквиваленте. Родителям детей-инвалидов каждый месяц начисляют пособие по уходу — 5,5 тысяч рублей, опекунам — 1,2 тысячи рублей.

Человек с нервно-психическими расстройствами, к которым относятся, например, паралич с признаками слабоумия, олигофрения, нарушения мозгового кровообращения, приводящие к слабоумию, эпилепсия, может быть причислен к категории «инвалид».

Мнение экспертов

Татьяна Морозова, клинический психолог, эксперт Фонда «Обнаженные сердца»:

«Многие дети имеют те особенности, по которым ставится инвалидность. С другой стороны, если это юридический вопрос, причислять ли автоматически к инвалидам всех аутистов, то он не имеет решения. Дети разные, у некоторых особенности выражены в минимальной степени. Задача родителей — адекватно принимать классификацию, по которой инвалидность ставится.

Неадекватная система постановки диагноза «аутист» приводит к тому, что дети имеют все что угодно, кроме аутизма, в результате чего программа помощи не соответствует потребностям. То, что надо улучшать систему выявления и адекватно ставить диагноз в нормальном возрасте (это дало бы возможность получения адекватных услуг), в этом я совершенно согласна. Но адекватный диагноз и инвалидность — это разные вещи. Диагноз предполагает доступ к определенным услугам, которые специфичны под потребности, а они у всех разные.

Должно быть двустороннее развитие: с одной стороны, улучшение постановки диагнозов, с другой, внедрение современных доказанных методов помощи. Если это случится, то инициатива будет иметь смысл. Если диагноз приведет к тому, что родители пойдут по шарлатанам получать неадекватные услуги, будет очень плохо.

Это проблема, которая не имеет для всех одного решения. Очень важно, что мы об этом говорим. Но прежде чем принимать какие-то резкие решения, нужно провести оценку ситуации. Не хотелось бы, чтобы такая хорошая идея пошла людям во вред».

Наталья Захарова, практикующий врач-психиатр, к. м. н., сотрудник кафедры психиатрии и медицинской психологии Российского медицинского университета имени Н.И. Пирогова:

«В различных видах детского аутизма, требующих лечения, постоянной помощи, инвалидность устанавливается. Это не значит, что абсолютно всем аутистам надо давать инвалидность. Не все формы детского аутизма требуют вмешательства со стороны государственных органов, потому что многие аутисты не теряют трудоспособности, они могут и обучаться, и быть адаптированными в сообществе даже лучше, чем неаутисты».

Автор: Дарья Сапрыкина

Ссылка на источник