Человеческие феромоны не выдерживают проверки

Вещества, которые считаются половыми феромонами человека, не делают нас привлекательнее.

человеческие феромоны не выдерживают проверки
В любви от феромонов многого ждать не приходится.

О феромонах, которые используют животные, мы знаем уже достаточно много. Это особые летучие химические вещества, непосредственно влияющие на поведение и физиологию того, кто их чует. Например, в пчелином улье матка с помощью феромонов подавляет развитие половой системы у других самок, так что те становятся рабочими особями, а, скажем, муравьи феромонами отмечают пройденный путь – запаховые сигналы помогают им вернуться в муравейник и указывают путь к найденной добыче. Это лишь два примера, а вообще и пчелы, и муравьи, и прочие насекомые используют феромоны для самых разных нужд.

Вообще феромоны распространены в природе чрезвычайно широко, порой ими даже называют сигнальные вещества, которыми обмениваются некоторые одноклеточные и растения. Есть они и у млекопитающих, однако поведение зверей часто оказывается довольно сложным, чтобы можно было точно определить влияние феромонов; впрочем, есть одна сфера, про которую вполне достоверно известно, что феромоны в ней играют большую роль. Речь идет о размножении: самка, готовая к продолжению рода, с помощью специального запаха оповещает о себе потенциальных партнеров, которые, возбудившись, ищут ее по запаховому следу.

Считается, что и у человека есть половые феромоны, и именно о них мы чаще всего и слышим: якобы эти вещества, добавленные в разнообразную парфюмерию, помогают нам стать привлекательнее. Одно из таких веществ называется андростадиенон (AND) – он содержится в мужском поте и сперме, и вроде бы действует на женщин; другое – эстратетраенол (EST) из женской мочи, вроде бы действует на мужчин. И мы не зря так часто повторяем «вроде бы»: согласно результатам исследователей из Университета Западной Австралии, ни то, ни другое на деле никакого эффекта на нас не оказывает.

Эксперимент состоял в следующем: нужно было оценить привлекательность человека на фотографии; все участники эксперимента были гетеросексуальной ориентации, соответственно, для оценки им показывали людей противоположного пола. Если бы человеческие феромоны действовали, как положено, то женщина, которой дали понюхать андростадиенон, накинула бы очков мужчинам на фото, и то же самое произошло бы с мужчинами, понюхавшими эстратетраенол – привлекательность женщин в их глазах должна была возрасти.

В другом варианте опыта «судьи» имели дело со смешанными лицами, которые с помощью компьютера отредактировали так, что их можно было бы с равной вероятностью счесть как мужскими, так и женскими. Предполагалось, что под действием феромонов женщины будут видеть в таких лицах мужчин, а мужчины – женщин. Однако, как пишут Ли Симмонс (Leigh Simmons) и его коллеги в Royal Society Open Science, в первом случае лица на фото оставались одинаково привлекательными (или непривлекательными) вне зависимости от того, смотрел ли на них человек, будучи «под феромонами» или нет; и во втором случае никакого смещения восприятия в «мужскую» или «женскую» сторону тоже не было.

Сам Ли Симмонс, кстати говоря, полагает, что у человека есть феромоны, но их до сих пор не нашли, и не нашли во многом потому, что все бросились исследовать два вышеупомянутых вещества, не обращая внимания на другие. По его мнению, своей славой AND и EST во многом обязаны тому, что лаборатории предпочитают не публиковать отрицательные результаты.

С другой стороны, не исключено, что и андростадиенон, и эстратетраенол – все-таки феромоны, просто эффекты от них проявляются сложнее, в виде каких-нибудь опосредованных эмоциональных реакций. Но, как бы то ни было, повышать привлекательность они, по-видимому, не могут.

Автор: Кирилл Стасевич

Ссылка на источник