Арт-терапевт из Польши о лечении детей с инвалидностью театром

В Бресте на выходных прошел фестиваль особых театров «Непратаптаны шлях». Двенадцатый год подряд он объединил детей с особенностями развития. Фестиваль — это не только показы спектаклей и гала-концерт, на этот раз в ДК профсоюзов. Это и встречи, и мастер-классы, и обмен опытом.

За эти годы пройден действительно большой путь — от первых попыток показать возможности «особенных» детей до настоящих театральных постановок, в которых зритель, пожалуй не определит, что выступают люди с нарушениями в психоэмоциональном развитии.

арт-терапевт из Польши о лечении детей с инвалидностью театром

«Шлях» из тех мероприятий, где каждый гость говорит на своем языке, и его понимают. Белорусская, русская, украинская, польская речь звучит в эти дни за кулисами. И вовсе не всегда нужен переводчик.

Януш Шимански из Польши — частый гость в нашем городе. Он — член совета консультантов фестиваля. В этот раз в один из фестивальных дней он проводил мастер-классы по работе с предметом в любительском театре. У нас было всего несколько минут для того, чтобы поговорить о театре.

Януш Шимански

Януш Шимански — педагог, руководитель театральной группы, преподаватель, критик, режиссер. С 1986 года занимается паратеатральными техниками в области театра, экспрессии тела и движения. С 1995 года является организатором и ведущим общенациональных и международных театральных мастерских «Диалоги» в Радзыне-Подляском. Преподает в Люблинском университете «хореотерапию». Проводит международные практические занятия и мастер-классы в области работы с телом в Польше, Германии, Украине, Венгрии, Беларуси, Румынии. Член Польской ассоциации терапии через искусство.

Я занимаюсь просто театром. Поэтому для меня нет абсолютно никакой разницы — работаю ли я с человеком-инвалидом или со здоровым. Да, у инвалида есть определенные ограничения. От другого человека мы можем требовать немного больше. Но это не значит, что мы не можем требовать этого от человека с нарушениями. Они тоже могут быть грустными, веселыми, тоже могут быть злыми или добрыми. И мы можем от них что-то получить, а не просто смотреть и говорить: «Ой, бедный ты, несчастный». Им всю жизнь это говорят!

Театр, в котором задействованы люди с инвалидностью, одновременно может быть и терапией, и искусством. Все зависит от инструктора, который работает с этими людьми. Публичное выступление для любого человека в некотором роде лечение. Ведь, когда мы выходим на сцену, на нас смотрит зритель, оценивает и делает определенные выводы. А для ребенка, не важно — здоровый он или инвалид, это всегда стресс на пределе эмоций. Кому-то это может помочь, но кому-то и навредить.

Зрители не должны знать, что перед ними выступает особый театр. Лучший театр тот, в котором зритель не замечает инвалидности актеров.

С каждым годом уровень фестиваля в Беларуси все выше и выше. Главная цель, которой мы добились, — сообщества начали взаимодействовать между собой. Когда люди работают в маленьких коллективах и не знают, что рядом есть такие же люди, которые могут им что-то дать, — это проблема. Но сейчас белорусские театры вышли на новый уровень. Если сначала они показывали этюды, отдельные сцены, то теперь они в силах создать полноценный спектакль. Некоторые театры достигли того уровня, что на их выступление можно спокойно продавать билеты. Очевидно, что это результат работы инструкторов, но он доказывает, что педагоги хотят развиваться, ищут формы, ходят на мастер-классы.

Нет универсального рецепта, как работать, например, с людьми с синдромом Дауна. Ты не найдешь его в Интернете. Информация всегда будет разной. И в университете не учат, как взаимодействовать с аутистами, что есть какой-то идеальный метод. Каждый подбирает тактику, ориентируясь на человека. И это большое искусство — достучаться, подобрать роль, сделать так, чтобы актеры выполнили определенные задачи. И важно, чтобы педагог знал, для чего он это делает.

Важно создать привлекательный образ. Например, у одного нашего актера в обычной жизни никак не получалось научиться держать в руке ложку и есть суп. В спектакле у него была роль короля, а в руке он держал скипетр. Мы сказали, что ему нужно скипетром дотрагиваться до короны. С этим спектаклем мы год ездили по фестивалям. И в итоге заметили: ребенок научился есть суп! Потому что он не думает о том, что ему надо обязательно уметь держать ложку. Он же король! Поэтому у него мотивация: сыграть как можно лучше свою очень важную роль. А какая может быть мотивация, если человеку говорят: ешь суп?!

Фестиваль «Непратаптаны шлях» в Люблине существует уже 26 лет. И он по сути своей один из элементов большого польского проекта по реабилитации. В Люблине также есть центр арт-терапии, где мы занимаемся музыкальной терапией и театротерапией. Такие же фестивали позже стали проводиться в Украине и Беларуси. Для нас было важно увидеть, какие методики применяются и в вашей стране, и в других. Мы все работаем по-разному. Поэтому очень важно делиться опытом.

Ссылка на источник