Чудо, страх и запах паленых волос

Как сделать лазерную коррекцию зрения и начать новую жизнь.

чудо, страх и запах паленых волос

Нарушения зрения, связанные с неправильным преломлением света в глазе: миопия, дальнозоркость, астигматизм

Я открываю глаза, но никакого ошеломляющего эффекта не обнаруживаю. Не знаю, чего я ожидала — салюта из красок? Я просто вижу. Вижу трещинку на потолке, буквы на табличке с адресом на доме, вижу летящий самолет и травинки под ногами.

Почему я хочу жить без очков

Недавно я решила сделать лазерную коррекцию зрения.

Несмотря на то, что очки мне идут и особого дискомфорта я не испытывала, примерно лет с 20 я мечтала, что буду обходиться без них

У меня −5, без очков я угадываю предметы по очертаниям. Не самый лучший способ видеть мир, тем более что от такого напряжения болит голова. Я занимаюсь спортом, а в очках сложно бегать, принимать разные асаны на йоге, даже в «качалке» в них неуютно. В бассейн мне вообще пришлось купить плавательные очки с диоптриями (бывают и такие). Для большинства людей отличный выход — линзы, но мне они не подошли. Активности в жизни добавляют двое маленьких сыновей: они хотят бегать, играть в футбол, стоять на голове и учиться ездить на скейте.

Я наткнулась на купоны на лазерную коррекцию зрения в нескольких клиниках на купонном сервисе. Скидки ощутимые — от 50% до 70%. Но разве это серьезно, делать операцию по купону? Все-таки это не волосы, которые отрастут.

Замучив по телефону расспросами девушек с ресепшна и даже пообщавшись с одним из врачей, я сделала вывод, что операция ничем не будет отличаться от обычной, кроме приятной цены. Никто не тренирует практикантов, не тестирует оборудование, и никаких подводных камней в виде скрытых расходов нет.

чудо, страх и запах паленых волос
Операция по лазерной коррекции зрения в американском госпитале

Что было со мной перед операцией

Перед операцией врач основательно осмотрела мои глаза на разных приборах, сначала просто, а после — прокапав капли для расширения зрачка. И когда у нас с ней уже зашел разговор о том, что завтра операция, сетчатка показала себя не с лучшей стороны.

Оказалось, что в обоих глазах есть истончения и дырочки, и вокруг этих областей надо сделать прижигание — лазерную коагуляцию. Зрачки расширяют на обоих глазах, и в каждый из них по очереди «стреляют» зеленым лучом. По ощущениям — довольно терпимо, но вот линзу, которую ставят на обрабатываемый глаз, постоянно хочется выдавить веками.

Невозможно хочется моргать и отводить глаза, когда надо замереть и смотреть в одну точку.

Из-за нестандартности ситуации кажется, что воздуха мало, а свет слишком яркий. Говорят, многие падают в обморок. Промучившись с доктором больше часа, сделав один глаз полностью, и немного начав второй, мы решили перенести окончание процедуры на другой день.

Вторая часть оказалась менее проблемной — отстреляли буквально за полчаса. Помог придуманный мной способ — я закрывала второй глаз пальцами, таким образом моргать хочется меньше, единственное, находишься ты из-за этого в темноте и понять, куда смотрит второй глаз, совершенно невозможно.

Еще один осмотр показал, что сетчатка укреплена, и можно делать операцию. За время наших встреч мне неоднократно рассказывали, что меня ждет, показали, как все будет выглядеть на макете глаза, ответили на кучу вопросов.

Что можно и что нельзя делать после операции

С тех пор как в нашей стране начали делать первые операции по восстановлению зрения, процедура сильно изменилась. Первым пациентам делали механические операции — насечки наносили на роговицу. Операцию делали на один глаз, потом на несколько недель его заклеивали, ждали первичного заживления и после этого повторяли процедуру со вторым глазом.

С 1989 года, с появлением лазера, началась новая история. Теперь операция занимает 15 минут, срезается лоскут роговицы, после чего низкочастотный лазер испаряет ткань с ее поверхностного слоя, как бы создает новое искривление внутри глаза. После чего лоскут возвращают обратно, и он прирастает за несколько недель. Ограничений после операции никаких нет, можно точно так же смотреть телевизор, пользоваться телефоном и компьютером.

Из возможных осложнений — механическое: если пациент трет глаза руками, он может сместить еще не приросший лоскутик, или же туда может попасть инфекция; чтобы этого избежать, первую неделю прописывают капли-антибиотики.

Не рекомендуется после операции ходить в баню, сауну и бассейн, и вообще нужно уменьшить контакт с водой — даже голову надо мыть, закинув назад, а умывать лицо очень аккуратно. Девушкам еще нельзя красить глаза пару недель.

Что удивительно, даже рожать после операции можно самостоятельно (раньше коррекция была показанием для кесарева сечения). К спорту тоже лучше возвращаться не сразу — бегать мне разрешили через две недели после операции, но, поскольку я бегаю на улице, посоветовали делать это в спортивных очках — чтобы защитить глаза от попадания насекомых или соринок.

День X

По дороге на операцию у меня было стойкое ощущение, что надо бы дать слабину и отказаться от этой затеи. В очках я выгляжу прекрасно, я уже как-то приспособилась, и — неизгладимый след оставили ощущения от коагуляции сетчатки. Неуверенности добавляла и вертевшаяся в голове фраза из описания операции «вам срежут лоскут роговицы».

А ведь я наивно полагала, что мне посветят лучиком в глаз. Просто — было очень страшно.

Кое-как собралась и вошла в медицинский центр, в надежде, что прямо сейчас меня схватят, уложат на каталку — и передумать времени не будет. Но перед операцией еще раз проверяют зрение, чтобы в лазер ушли максимально точные настройки, дают подписывать бумаги — договор и разрешение на хирургическое вмешательство.

Потом ты просто сидишь и ждешь, когда за тобой придут. В моем случае прошло почти 40 минут, за которые я передумала примерно 100 раз. Но не сбежала — что, я считаю, характеризует меня как исключительно смелого и решительного человека.

На операцию меня забрала ассистентка, облаченная в хирургические халат и шапочку. В небольшом коридоре, отделенном с двух сторон от прошлой и будущей жизни дверями, я оставила вещи. Там же мне выдали стерильную одежду, которая надевается прямо поверх своей. Волосы попросили убрать под шапочку, похожую на шапочку для душа. Пол в этом помещении очень липкий — как объяснила провожавшая меня девушка, чтобы не занесли никакого мелкого мусора и заноз.

В тумане своих минус пяти я зашла в операционную. Другая ассистентка помогла мне устроиться на операционном столе — голова должна попасть в специальную ложбинку. Когда я попыталась руками подвинуть голову поудобнее, мне строго сказали: «Стерильно! Ничего возле головы не трогайте».

чудо, страх и запах паленых волос
Выравнивание роговицы во время аналогичной операции

Хирурга я не видела: или она пришла позже, или я от волнения не заметила ее за аппаратом. Меня оперировала женщина, она ровным голосом еще раз вкратце рассказала основные этапы и по ходу давала комментарии всем действиям и манипуляциям, которые происходили со мной и вокруг.

Операцию делали на обоих глазах по очереди. Во время воздействия на один глаз, второй заклеили и закрыли мягкой марлей. Почти незаметно поставили расширитель для век (это не какие-то крючки из фильмов ужасов, которые все представляют).

Капнули капли-заморозку и поставили линзу — в глазу я почувствовала вакуумное давление. Все время операции надо было смотреть на красный свет, это мне повторяли после каждого действия. После срезали кусочек роговицы — это чувствуется, но болезненным называть нельзя, скорее — странно и не очень приятно.

Когда начался самый ответственный этап — выпаривание частичек лазером-эксимером, хирург дополнительно, нежно, но крепко, зафиксировала мою голову еще и руками. Мне в этот момент показалось, что я смотрю на красное сито, в котором немного меняется толщина и положение нитей.

Ощущений нет никаких, но есть сильный запах — паленых волос. Об этом меня тоже предупреждали перед операцией — весь эпителий человека при высокой температуре пахнет примерно так.

Лоскутик уложили на место, закапали капли, убрали расширитель и попросили поморгать освобожденными веками. Несколько раз доктор сама «моргала» за меня, видимо, чтобы все легло ровнее и лучше разгладилось. Переклеили пластырь на прооперированный глаз и повторили все со вторым.

Когда все закончилось, я вышла в коридор, сняла операционную одежду и забрала свои вещи — заколку, сумку, очки. Очки!

После операции

Запах паленого никак не забывался, и меня немного мутило. По моему опыту, примерно такое пограничное состояние бывает перед обмороком. Попросила воды, потом начала таскать сосательные конфеты со стойки ресепшна. В течение следующих двух часов примерно каждые 10 минут ко мне подходили медсестры, чтобы закапать в глаза.

Ощущения — как будто в них песок, никакой четкости зрения все еще не появляется.

Об этом меня тоже предупредили: резкость может проявиться к вечеру или вообще на следующее утро, а становление нового зрения происходит в течение нескольких недель. Через два часа врач, которая проводила операцию, проверила, как начала схватываться роговица, и замерила первичное зрение. У меня все в порядке, отпустили домой. На следующий день еще одна проверка — глаз не воспален, лоскут на месте, зрение уже 1.0, но пока я видела эту строчку с некоторым напряжением. К следующему осмотру, через 4 дня после операции, «единица» проявила себя полностью.

И хотя зрение появилось не в следующий же момент после того, как прошлая жизнь остается за дверями операционной, я сразу поняла, какое это чудо — пытаться снять очки, и понимать, что их нет. Искать рядом с кроватью, когда просыпаешься, и осознавать, что они не нужны. Что я просто вижу.

Ссылка на источник