Главврача Смоленского онкодиспансера уволили за долги

Однако это не решает проблему недофинансирования регионального здравоохранения.

В конце ноября 2016 года Сергей Гуло, главврач единственного в области Смоленского онкологического диспансера, был уволен за то, что проверка выявила в подведомственном ему учреждении крупную задолженность – около 120 млн рублей. Региональные власти винят его в неэффективном управлении, однако сам врач уверен, что дело в другом – медицина в Смоленской области хронически недофинансируется, что ставит врачей перед выбором: или залезать в долги, или не оказывать пациентам эффективную медпомощь. Об этом он и начал рассказывать прокуратуре и СМИ, после чего был уволен. Смоленский случай не уникален, наоборот – даже Минздрав и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС) признают, что попытки сэкономить на медицине – явление для регионов типичное.

главврача смоленского онкодиспансера уволили за долги

О том, что Смоленский областной онкологический диспансер критически недофинансирован, Сергей Гуло впервые рассказал местному изданию «Смоленская народная газета». Врач утверждал, что растущие долги региональные Департамент по здравоохранению и ТФОМС долгое время игнорировали. На многочисленные запросы с экономическими расчетами главный врач получил только один ответ: оснований для увеличения финансирования больницы нет. Объемы финансирования ФФОМСа распределяются по количеству застрахованных граждан в регионе, отвечали ему.

«Однако в Липецкой области (население – 1,156 млн человек) фонд ОМС в 2015 году выделил для онкологического диспансера  540 млн рублей, в Великом Новгороде с населением в 650 тысяч человек на эти цели выделено 350 млн рублей, а в Смоленской области с населением в 958,6 тысячи человек – всего 319 млн рублей», – возмущается в интервью Vademecum Сергей Гуло.

Причины появления долгов у медучреждения изложены в служебной записке Департамента здравоохранения Смоленской области. Документ, написанный по итогам внеплановой проверки диспансера, был направлен заместителю губернатора региона Ольге Окуневой (копия документа есть в распоряжении Vademecum).

В 2013 году учреждение закупало противоопухолевые препараты Авастин и Герцептин. Их приобретение не покрывалось тарифом ОМС на онкопомощь, а следовательно, деньги не были возвращены учреждению – это привело к появлению долга в 12,7 млн рублей. В 2015-2016 годах таким же образом были приобретены таргетные противоопухолевые препараты, назначенные пациентам врачами в федеральных центрах. Сумму, потраченную на эти препараты, диспансеру также не вернули. Тем временем медучреждение вынуждено было увеличить свои траты из-за роста цен на лекарства, медизделия и расходные материалы, а также перевыполнить объем медпомощи, финансируемой из средств ОМС, на общую сумму в 6,3 млн рублей за 2015 год и I квартал 2016 года.

Смоленский фонд ОМС, в свою очередь, старался снизить выплаты диспансеру. Например, ТФОМС установил срок лечения пациентов в химиотерапевтическом отделении 10 дней, однако пациенты пребывали в стационаре в среднем 3,7 дня, поэтому диспансер получал деньги не за законченный случай, а за так называемые койко-дни (время, фактически проведенное пациентом в больнице), то есть в три раза меньше. «Продолжительность лечения была оптимальной, принятой во всех регионах страны с целью уменьшения очереди ожидания и соблюдения индивидуальных сроков химиотерапии для каждого пациента», – пояснил Гуло.

В 2016 году значительно – более чем на треть – снизились тарифы на услуги круглосуточного стационара (по сравнению с 2014-2015 годами): средний тариф в 2014 году составлял 57,3 тысячи рублей, в 2015-м – 61,5 тысячи рублей, а в начале 2016 года – 38,4 тысячи рублей. Кроме того, учреждению не возмещали расходы на дорогостоящие препараты, на услуги по профилю «радиология» и КТ- и МРТ-исследования с применением контрастных веществ.

«Учитывая вышеизложенное, размер действующих тарифов ОМС и размер субсидии на финансовое обеспечение выполнения госзадания не позволяют учреждению осуществлять финансово-хозяйственную деятельность в соответствии с действующим законодательством», – признали ревизоры Департамента здравоохранения и смоленского фонда ОМС после проверки, проведенной в диспансере в апреле 2016 года.

Несмотря на это, руководителя диспансера обвинили в нецелевом расходовании денежных средств и причинении ущерба бюджету региона на сумму 39,7 млн рублей. Под нецелевым расходованием средств подразумевались лечение пациентов в хосписе (вместо отделения химиотерапии) и закупка лекарств для этих пациентов в 2015 году и за девять месяцев 2016 года.

Гуло пояснил, что пациенты лечились в хосписе в соответствии с действующим приказом №228 администрации Смоленской области, а значит, это не противоречит законодательству. Тем не менее, как следует из отчета департамента, это могло свидетельствовать «о наличии в действиях руководителя <…> признаков преднамеренного банкротства по ст. 196 УК РФ».

Впрочем, отделение химиотерапии диспансера, говорит Гуло, уже передано Отделенческой больнице на ст. Смоленск ОАО «РЖД». «Химиотерапия – капиталоемкий вид медпомощи, поэтому отделение, по сути, обеспечивало другие виды диагностики и лечения, на которые у нас не было дополнительных тарифов, – говорит он. – При этом ОАО, в отличие от ГБУЗ, сможет лучше оптимизировать расходы на химиотерапию, поскольку сможет закупать лекарства не на год вперед, а по разовым договорам».

В итоге уголовное дело в отношении Сергея Гуло так и не было заведено, но руководителя диспансера все равно уволили. Вместо него 23 декабря главным врачом онкодиспансера стал Александр Эфрон, врач-хирург Клинической больницы скорой медицинской помощи.

Тем временем Сергей Гуло, в течение всего 2016 года безуспешно направлявший обращения в региональную прокуратуру, а затем обратившийся в ФФОМС, Генпрокуратуру и даже в Лигу защитников пациентов, стал получать ответы.

Генпрокуратура передала его запросы в Минздрав России. Финансово-экономический департамент министерства в своем ответе (копия есть в распоряжении Vademecum) честно признал, что долги государственных медучреждений, в общем-то, не являются чем-то из ряда вон выходящим: «Основной причиной кредиторской задолженности <…> является то, что в субъектах РФ не в полной мере реализуются возможности по установлению в рамках тарифных соглашений <…> поправочных коэффициентов, учитывающих региональную специфику организации медицинской помощи». Фактически региональные ТФОМСы и комиссии  не учитывают поправочные коэффициенты, о которых так много говорят в федеральном фонде ОМС, – учитывающие половозрастную структуру населения, расходы на содержание имущества и особенности расселения жителей. Также задолженность обусловлена «кризисными явлениями в экономике ряда регионов», говорится в ответе Минздрава.

В ответе ФФОМСа отмечается, что последняя проверка, проведенная в Смоленском фонде ОМС, выявила «отсутствие системного подхода к формированию тарифов на оплату медпомощи по ОМС». Эту информацию федеральный фонд направлял губернатору региона. Устранение нарушений, по данным ФФОМС, в смоленском филиале уже началась. «В настоящее время план мероприятий реализован частично, в связи с чем проверка соблюдения законодательства об ОМС ТФОМС Смоленской области запланирована также на 2017 год», – говорится в письме за подписью заместителя председателя ФФОМС Александра Кувалдина.

Впрочем, Сергею Гуло вернуться на работу это вряд ли поможет.

О том, что озвученные Гуло проблемы характерны не только для Смоленской области, говорит, например, письмо главврача Курского перинатального центра Валентины Крестининой на имя главы Курского ТФОМС Андрея Курцева, в котором признается кредиторская задолженность центра за девять месяцев 2016 года – 36 млн рублей, и содержится пояснение, чем обусловлен долг: «Не только общим подорожанием медикаментов, расходных материалов импортного производства, продуктов питания, но и… неадекватным уровнем тарифов на оплату медицинской помощи».

Ссылка на источник