Эксперты рассказали, что нужно менять в интернатах для детей-инвалидов

Выступление главы регионального управления СКР в законодательном собрании Иркутской области показало масштаб и трагические последствия радикального сокращения социальных расходов в областном бюджете – как заявил генерал-майор Андрей Бунев, отсутствие средств и сотрудников привело к смерти воспитанников Черемховского детского психоневрологического интерната, и продолжает способствовать гибели детей-инвалидов, не получающих необходимого лечения и ухода. Мы поговорили с экспертами о том, что происходит в системе помощи тяжелобольным детям, что и как можно и нужно в ней изменить.

эксперты рассказали, что нужно менять в интернатах для детей-инвалидов

«В настоящее время в детских домах-интернатах соцзащиты (ДДИ) находится 20615 детей, в том числе 12080 детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, рассказала сопредседатель Координационного Совета по делам лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной палате РФ Елена Клочко. — Более трети из них имеют родителей. Почему дети при живых родителях сданы в стационарные организации социального обслуживания — потому что у них нет реальной помощи и услуг по месту жительства.

Но главное — 20 000 детей в интернатах соцзащиты — те, кого уже не усыновят. У них не будет жизни в семье — у этих не очень счастливых и совсем не здоровых детей.

Неужели наше государство, которое декларирует социальную ответственность, не может взять на себя расходные обязательства по их жизнеустройству — на самом высоком федеральном уровне, обеспечив заботу и уход, первоклассную медицину и ещё немного внимания, любви силами высококвалифицированного и мотивированного персонала?

В Москве на одного ребёнка в ДДИ тратится 120-150 тысяч рублей в месяц, в регионах — кратно меньше. Это расходное обязательство субъекта Федерации. А каковы возможности самих субъектов — они решают сами и не всегда в пользу самых уязвимых категорий, как видно из ситуации в Иркутской области.

Но этих детей так мало, вдумайтесь! — 20 тысяч, а их положение — показатель нравственности и совести нашего общества и нашего государства. Надо выделять прямые федеральные средства на 144 российских ДДИ и обязать их к исполнению 481 Постановления правительства (о реформе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей — ред.) в кратчайшие сроки».

«Серьезная проблема всей нашей социальной политики, как известно, связана с тем, что после закона о монетизации льгот 2005 года почти все социальные расходы несут регионы, — отмечает директор благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

— Из федерального бюджета оплачивается очень небольшое количество общефедеральных льгот, вроде проезда ветеранов. В результате регионы заметно различаются между собой в финансовых возможностях.

К сожалению, в рассказе о том, что творится в интернатах и детских учреждениях Иркутской области, затронута не одна проблема, а несколько. Во-первых — это нехватка денег, сокращение персонала.

Во-вторых — то, как был организован Черемховский интернат: туда свезли тяжелобольных детей со всей области. Это ошибка, которую совершают многие губернаторы. Под видом улучшений проходит укрупнение и оптимизация учреждений.

О том, что это неправильный подход, на совещаниях постоянно напоминает О. Ю. Голодец, это есть в методических рекомендациях по реорганизации учреждений в связи с постановлением об их преобразовании в центры семейного устройства. Сейчас учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей, должны становиться малокомплектными, с семейными группами — а их укрупняют, и при этом еще и сокращают штат!

После того, как социальные расходы возложили на регионы, возникла двойственная ситуация, когда федеральный центр дает правильные указания, но деньги на них не дает. И выполнение зависит от того, насколько регион готов вкладываться в социалку.

Мне кажется, что такая политика должна быть и изменена, либо содержание сирот должно иметь долю федерального финансирования, либо должен быть четкий расчет стоимости работы таких центров – с базовой единой стоимостью, выше которой можно подниматься легко, а ниже никак.

Что удивительно, так это то, что в реальности регионы тратят очень неплохие деньги на учреждения для детей сирот, иногда – огромные. А в итоге мы имеем подобные ситуации и сборы в интернете на колготки для детишек.

Я надеюсь, мы сможем взять эту ситуацию под наблюдение Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ. Поставить вопрос о соблюдении обязательных требованиях к содержанию детей, к их количеству, чтобы регион или отдельные учреждения не позволяли бы себе нарушение постановлений правительства, укрупнение учреждений вместо их разукрупнения, не позволяли бы себе уменьшение количества воспитателей.

С историей в Иркутской области надо разбираться конкретно, делать выводы, чтобы ни в одном регионе больше никто не попытался укрупнять учреждения. Чтобы было ясно, что одна нянечка на 10 человек — это бессмысленная ситуация, она не сможет оценить их состояние.

Надо контролировать соблюдение нового постановления, которая как раз должно снять риск подобных трагедий –чтобы оно соблюдалось неукоснительно. И малокомплектные группы по типу семейных, и постоянный состав воспитателей, и конечно же общественный контроль.

Но главное – чтобы ни один регион не думал, что интернат решает проблемы. Проблемы реально решает только работа с семьей для того, чтобы дети оставались в семье, получали все необходимые услуги, включая образовательные – рядом с тем местом, где живет их семья и не были вынуждены увозить своего ребенка за сотни километров, где, как оказывается, за ним некому следить и ему нечего есть».

«Регионы, конечно же, отличаются и по уровню обеспеченности, и по отношению к заботе о детях в специализированных интернатах, рассказала Мария Островская, президент СПб БОО «Перспективы». — Но дети-инвалиды в интернатах не получают достаточно помощи и внимания практически всюду.

В столицах ситуация существенно лучше, а в иных регионах, к примеру, подавляющее большинство детей с инвалидностью из детских домов-интернатов не зачислены в школы, не получают никакого образования.

В Петербурге все дети в школы зачислены. Даже если их не возят туда ежедневно, то, по крайней мере, к ним приходят учителя. В регионах это не так. До сих пор только самые самостоятельные получают там образование.

Везде не хватает сотрудников даже для того, чтобы водить детей на прогулки. Дети должны два раза в день гулять и выходить на улицу, но в реальности это невозможно. Даже если есть воспитатель, то конечно он не сможет в одиночку обеспечить вывоз на прогулку 10, 20, 30 детей на колясках.

Что касается медперсонала: уже ходят какие-то устрашающие слухи, что медицину намерены вывести из домов-интернатов и ПНИ. Это, конечно, будет ужасно, если в детских домах, где находятся дети-инвалиды, не будет врачей и медсестер, и интернатам предложат обращаться в амбулаторную сеть.

Но медсестер и врачей действительно необходимо вывести из штата детских домов и ввести в штат системы амбулаторной помощи, оставив работать непосредственно на территории детского дома. Как в школах: медсестры относятся к штату поликлиники, но находится на территории школы. Но они должны принадлежать к медицинскому сообществу, получать поддержку и подлежать контролю со стороны органов здравоохранения.

Нельзя подчинять реформу задачам экономии. Это бесчеловечно, и это не соответствует государственной политике и настрою общества. Реформа должна во главу угла ставить качество жизни ребенка, возможность его социализации, а не экономию.

Многое ли изменилось за последнее время? В Санкт-Петербурге, конечно, не было таких сокращений, о которых упомянул представитель Следственного комитета в Иркутской области. Наоборот, у нас были добавлены ставки воспитателей. Ситуация в этом отношении улучшилась, но с нашей точки зрения — незначительно, поскольку персонала по-прежнему не хватает.

Прорыв произошел, когда учителя из школ пришли в интернаты системы соцзащиты, а часть детей, в том числе на колясках, стали выезжать в школу. Это радикальное улучшение. Огромное число учителей привлечено, чтобы оказывать услуги детям из интернатов.

В Питере мы не можем говорить о том, что происходят сокращения. Но персонала по-прежнему недостаточно, недостаточно помощи, ДДИ — это по-прежнему закрытые структуры, они организованы как старомодные сиротские учреждения, а не по семейному типу, к сожалению, это пока так.

Действительно ли многое зависит от региона? Да, мне кажется, вся проблема в этом и заключается. Федеральные власти принимают прогрессивные постановления и нормативные акты. Но дальше вся механика их применения должна быть отрегулирована региональным законодательством. И бюджет тоже зависит от региона. Получается, что одно с другим в большинстве случаев очень плохо состыковывается. По сути, вместо того, чтобы исполнять федеральные постановления, система производит формальные отчеты, затушевывающие ситуацию, и создающие видимость исполнения».

Ссылка на источник