Как улучшить мозг. Выпуск 6: что есть сознание и есть ли оно у интернета?

Попытки расширить функционал человеческого мозга неизбежно связаны с тем, что Нед Блок назовёт в своей статье от июня 1995 года феноменальным сознанием, а именно телесными ощущениями и перцептивными переживаниями (например, степень красноты клубники, запах свежеиспеченного хлеба).

Как улучшить мозг. Выпуск 6: что есть сознание и есть ли оно у интернета?

В настоящее время среди учёных нет единого мнения о том, что такое сенсорный опыт. Что приводит к определённым проблемам, связанным с определёнными точками зрения по этому вопросу. Наш шестой выпуск рубрики «Как прокачать мозг» будет посвящён работе, в которой учёные обсуждают, что есть сознание и есть ли оно, например, у термостата или интернета.

Классификация теорий сознания

Самая старая система классификации имеет два основных вида теорий: дуалистические и монистические. Дуалистические теории приравнивают сознание к абстракте (не поддаётся измерениям и пониманию). Монистические (иначе говоря, физикалистские) теории приравнивают его к конкрете (тому, что, грубо говоря, можно «пощупать» или измерить).

Стэнфордская энциклопедия философии подходит к задаче определения абстракции и конкреции одним из древнейших методов: она предоставляет примеры и позволяет читателю самому разобраться в сути терминов. В ней говорится: «Некоторые очевидные случаи абстракции – это классы, суждения, понятия, буква ‘А’ и «Ад» Данте Алигьери. Некоторыми же явными случаями конкреты являются звёзды, протоны, электромагнитные поля, чёрточки буквы ‘А’, написанные мелом на доске, а также копия Джеймса Джойса книги Данте.

Более поздняя классификация, представленная Аткинсоном и соавторами в статье 2000 года «Сознание: создание карты ландшафта теоретических работ», делит теории сознания на 1) теории процессов, где во главу угла ставятся именно вычисления, происходящие в определённом субстрате независимо от того, чем он выражен и какова его архитектура; и 2) теории посредников, где ключевым звеном является то, где именно происходят вычислительные процессы, внутренние свойства и характеристики этих субстратов, а самим процессам особого значения не придаётся.

Как улучшить мозг. Выпуск 6: что есть сознание и есть ли оно у интернета?
Двумерная карта вычислительных теорий сознания

В настоящее время теории процессов в значительной степени доминируют над теориями посредников. Но вот насколько они разумны, ещё необходимо разораться.

Сознание = информация или информационные процессы = дуализм

Большинство теорий процессов отождествляют сознание с обработкой информации.

Как утверждает Макс Вельманс в статье 1991 года: «Для радикальных бихевиористов все разговоры о разуме могут быть переведены, без потери научности, в разговоры о поведении. Для новых же “радикальных когнитивистов” все разговоры о разуме (в том числе и о сознании) могут быть переведены, без потери научности, в разговоры об обработке информации».

Позже теории процессов внедрились в научные круги настолько глубоко, что термин «радикальный» больше не применяется. Большинство учёных-когнитивистов, психологов и тех, кто занимается вычислительной нейробиологией, теперь думают о сознании с точки зрения обработки информации. Среди этих групп парадигма обработки информации настолько распространена, что её обычно даже не считают нужным указывать явно.

Вот тут и начинает возникать проблема. Как следствие из всего этого, стал забываться тот факт, что понятия «процесс», «информация» и «обработка информации» являются абстрактными. Таким образом, отображение новой реальности процесса-посредника на старую дуалистическо-физиалистическую ось показывает, что теории процессов (те, что приравнивают сознание к информации или её обработке, а не к какой-либо конкретной физической субстанции) являются дуалистами. Философ Дэвид Чалмерс – один из немногих приверженцев теории процесса, который признаёт, что его теория – как раз пример того, что он называет «натуралистическим дуализмом».

Теория процессов Чалмерса

Взяв в качестве отправной точки работу Клода Шеннона по теории информации, Чалмерс сразу же обобщает «бит» информации Шеннона до концепции «информационного пространства». Под этим определением он подразумевает абстрактное пространство, состоящее из некоего количества состояний информации и структуры отношений между этими состояниями.

Чалмерс обсуждает также варианты, при которых информационные состояния могли бы быть организованы физически, при этот упоминая градусники, книги, телефонные линии и броский лозунг Бейтсона о том, что информация является «различием, производящим различие». Всё это предшествует его предложению в качестве фундаментального принципа, что «информация (в реальном мире) имеет два аспекта: физический и феноменальный». По его теории, тогда информация фактически есть сознающий феномен.

Одна из важнейших проблем этой идеи состоит в том, что она включает в себя радикальное переопределение понятия «информация», а именно то, что его значение вступает в противоречие с тем, как это слово представляется большинству.

Существует несколько технических определений информации, которые немного отличаются в зависимости от области исследования.

В философии информации, согласно статье Лучано Флориди, «“информация” часто используется для обозначения нементального, независимого от использующего, декларативное семантическое содержимое, встроенное в физические носители, такие как базы данных, энциклопедии, веб-сайты, телевизионные программы и т.д. Кембриджский словарь философии, например, определяет информацию таким образом: «объективная сущность …, которая может быть закодирована и передана, но существовать она будет независимо от ее кодирования или передачи».

Флориди также перечисляет ряд источников, которые определяют информацию как «данные + значение», перед этим утверждая, что истина – также необходимый компонент (т.к., если информация не является правдивой, её следует более правильно называть дезинформацией или псевдо-информацией). Некоторые другие технические определения исключают даже смысл.

Классическая или информационная теория Шеннона родилась из необходимости решать технические проблемы, с которыми столкнулась Bell Labs при отделении сигналов от шума в телефонных и телеграфных линиях, поэтому Шеннон сравнивает информацию просто с наблюдением, что определённый набор возможных сообщений был отправлен от одного объекта к другому, значение же сообщения явно указывается как несущественное. В кибернетике позже обобщается определение Шеннона, информация приравнивается к возрастающей вероятности или уменьшающейся неопределённости.

Это приводит к выводу, что все эти определения берут информацию как объективную, независимую от разума сущность, в отличие от Чалмерса.

Имеется также и другое возражение против предложения Чалмерса. Заключается оно в том, что, например, термостаты явно несут определённую информацию, но всё же мало кто станет считать, что они обладают какой-либо степенью сознания. На что Чалмерс предлагает выбор из двух вариантов:

1) Возможно, только некоторые виды «физически реализованных информационных пространств» сознательны;

2) Возможно, термостаты сознательны.

И сам выбирает вариант №2.

Теория процессов Тонони

Другой широко цитируемый теоретик процессов – Джулио Тонони. Тонони предпочитает вариант Чалмерса №1. Его теория интегрированной информации (IIT), предлагает вариант, согласно которому сознанием обладает только интегрированная информация. Фактически первоначальная формулировка IIT в статье от 2004 года постулирует только что:

«Представленная здесь теория утверждает, что сознание имеет отношение к способности интегрировать информацию» и «чтобы повторить, теория утверждает, что сознание соответствует способности интегрировать информацию».

Но эта более-менее нейтральная формулировка вскоре, в статьях 2008 и 2012 годов, превращается в твёрдое утверждение «сознание — это интегрированная информация». Интегрированная информация определяется в терминах различных процессов мозга, которые, как известно, связаны с сознанием. Имеется явный соблазн просто приравнивнять интегрированную информацию к сознательной информации, за исключением того, что крайне неинформативно в кибернетическом смысле слова. Поэтому и Тонони, и Сет с соавторами вкладывают значительные усилия в разработку идей о том, как можно количественно определить интегрированную информацию.

Позже, в статье 2014 года, Кристоф Кох добавляет вариант Чалмерса №2 в микст IIT, что приводит панпсихизму, т.к. он признает, что, поскольку интегрированная информация повсюду, сознание также должно быть повсюду. Несмотря на всю работу, которая ведётся в настоящее время по количественной оценке интегрированной информации, не предлагается конкретная оценка количества, необходимого для появления сознания. Так что Кох предполагает, что интернет также может обладать сознанием.

Теория процессов МакФадена

МакФадден в своей статье 2013 года, где говорится о его теории CEMI (сознательная электромагнитная информация), придерживается варианта Чалмерса №1. В ней предлагается, чтобы сознание ассоциировалось только с электромагнитно кодированной информацией.

МакФадден проводит различие между внешней информацией (которая, по его словам, является символической и произвольной и иллюстрируется информацией Шеннона) и внутренней информацией (которая «сохраняет структурные аспекты представленного объекта и тем самым поддерживает некоторые гештальт-свойства представляемого объекта»).

Он утверждает, что «чтобы избежать необходимости расшифровки гомункулуса , сознательный смысл должен быть закодирован как гештальт-информация в мозге».

Так в чём же проблема?

Подводя итоги, можно разглядеть несколько ярких проблем.

Во-первых, поскольку информация явно определяется всеми, кроме теоретиков процесса, как объективная сущность, то неясно, как теоретики процесса могут обоснованно утверждать, что информация или её варианты (интегрировнная информация, гештальт-информация и др.) могут быть субъективной сущностью. Ни одна сущность не может одновременно быть независимой от разума и быть самой сутью разума. Поэтому, когда теоретики процесса используют слово «информация», они должны говорить о чём-то совершенно отличном от того, что подразумевают под этим словом все остальные. А то, о чём говорят они, нуждается в более детальном разъяснении.

Во-вторых, поскольку информация конкретно определяется всеми (в том числе Чалмерсом) как абстрактная сущность, любая конкретная физическая реализация информации вообще не считается информацией.

«Физическая реализация информационного пространства», такая как копия книги Данте, может содержать информацию, но сама она не является информацией – это всего лишь совокупностью листов бумаги и чернил. «Физическая реализация информационного пространства», например, мозг человека, когда он смотрит на осьминога, может кодировать информацию, но сам по себе он не является информацией – это всего лишь расположенные определённым образом нейроны, глия и ионы.

Конечно, можно утверждать, что особые объединения нейронов, глии и ионов сознательны, но это утверждение тогда уже не являет собой теорию дуализма – процесса, а представляет теорию физикализма – носителя. Поскольку по крайней мере Чалмерс конкретно идентифицирует свою теорию как дуалистическую, далеко не ясно, как он (или другие) может претендовать даже на информационный статус, не говоря уже о сознании, для какого-либо определённого «физически реализованного информационного пространства».

В-третьих, проблема для учёных в том, что теории процессов непроверяемы априори. Гипотезу о том, что определённый мозговой процесс коррелирует с сознанием, безусловно, можно проверить эмпирически. Но единственным потенциально проверяемым предсказанием теорий, которые утверждают идентичность между сознанием и конкретным видом информации или обработки информации, является то, что этот вид информации или обработки информации будет сознательным независимо от того, как он физически подтверждается. Это особенность технологических теорий, которые делают их очень привлекательными для тех, кто хотел бы построить сознательный артефакт за пределами аппаратного обеспечения.

Негласное предсказание состоит в том, что всё, что нужно сделать для создания искусственного сознания – это эмулировать вычисления, выполненные мозгом, и любой физический носитель подойдёт. Но предположим, что можно было бы построить часть оборудования, которое бы адекватно воспроизводило вычисления мозга, лежащие в основе конкретного сенсорного опыта. Как бы мы могли узнать, был ли результат сознательным?

Сознание – это такой личной феномен, при котором никто не может быть на 100 процентов уверенным, что даже их соседи сознательны в данный момент. Мы знаем, что МЫ сознательны. Другие люди выглядят и действуют более или менее, как мы, поэтому, когда они говорят нам, что они обладают особым сознательным опытом, мы как бы принимает это за правду, если обратное не будет когда-либо доказано. Но как насчёт аппаратного обеспечения?

Даже новичок-программист может создать кусок кода, который бы выводил «Я чувствую жар» всякий раз, когда термометр регистрирует высокую температуру, но не многие люди поверят, что появление этого сообщения означает, что термометр испытывал в тот момент ощущение горячего (скажем так, некую субъективную “жаркость”). Следовательно, ни идею о том, что информация сознательна, ни её логическое расширение до панпсихизма очевидным образом проверить нельзя.

Конечно, это не обязательно означает, что эти идеи неверны. Это просто означает, что они ненаучны. Для философов может быть и хорошо играть с идеей о том, что термометры и компьютерные сети сознательны, но учёным обычно привычнее работать с проверяемыми гипотезами.

Текст: Анастасия Натрова

Выпуск 5: база данных ЭЭГ

Выпуск 4: интерфейс «мозг-компьютер», прогресс за рамками определений.

Выпуск 3: магнитная стимуляция и поведенческая терапия.

Выпуск 2: как объяснить сознание.

Выпуск 1: нейропротезы замкнутого цикла.

Похожие записи:
Просмотров
Всего:
38 | За месяц: 38 | За неделю: 0 | За сутки: 0

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.