Олег всегда улыбается, несмотря на онкологию и ампутацию руки. Ему не нужна жалость, ему нужна помощь

Носко Олегу 18. Год назад в день рождения ему подключили первую капельницу с химией, чтобы спасти его от агрессивной остеосаркомы, быстро поражавшей мягкие ткани.

Олег всегда улыбается, несмотря на онкологию и ампутацию руки. Ему не нужна жалость, ему нужна помощь

Лечение не помогало, из-за множественных рецидивов оно было прекращено. Сейчас Олег находится в немецкой клинике, где 2 недели назад ему ампутировали руку, чтобы спасти жизнь. Ему необходимо пройти курс химиотерапии и антирецедивной химии, чтобы выжить. Семье Олега очень нужна Ваша помощь.

Спасать не руку, а жизнь

Рослый крепкий парень, рост 193, вес 96 – таким был Олег до перелома. В Волпинской школе, где он тогда учился в 10 классе, Олег занимался всеми возможными видами спорта, и будущую профессию выбрал соответствующую: по окончании собирался пойти в военную академию либо на военный ф-т БНТУ. Но жизнь распорядилась по-другому. Удар по плечу, не сильный и прошедший по касательной, по неизвестной тогда еще причине привел к перелому кости 7 см по диагонали. Наложили гипс, но кость так и не восстановилась.

– Кость не срослась, а разошлась, – вспоминает Алеся. – Нам показывали снимки: на первом она была просто сломана, на втором она разошлась в разные стороны. Сделали КТ, предварительно поставили диагноз Саркома Юинга (злокачественная опухоль, которая развивается в костной ткани) и направили в Боровляны на обследование.

20 октября, в его 17-ый день рождения, Олега в первый раз подключили к химии.

«Никто свои 17 так не отмечал, как я», – в шутку говорил Олег. «На всю жизнь запомню».

– Он лежал под капельницей, ничего не ел и шутки шутил, – рассказывает сестра. – Он всегда был закаленный. Но в болезни стал еще сильнее. С самого первого дня он повзрослел.

В Боровлянах Олег перенес 3 операции на руке, одна из которых была уникальной. Ему не только удалили опухоль и пораженную часть кости, но и заменили плечевой сустав протезом, сохранив возможность движения.

– Хирурги дополнительно «вытянули» со спины широчайшую мышцу на своих нервных окончаниях, перетянули под кожей к руке и пришили вместо головки бицепса, чтобы Олег мог двигать рукой, – поясняет Алеся.

После химии Олег вернулся домой и уже начал жить полноценной жизнью: разрабатывал руку, строил планы на будущее, пошел учится на права, изучал польский язык, и усиленно готовился к поступлению… пока не были обнаружены метастазы.

Олег всегда улыбается, несмотря на онкологию и ампутацию руки. Ему не нужна жалость, ему нужна помощь

Олег всегда улыбается, несмотря на онкологию и ампутацию руки. Ему не нужна жалость, ему нужна помощь

Проведенная операция и химиотерапия не помогли: перед 4 блоком лечения был обнаружен новый рецидив. Продолжать не имело смысла и Олегу предложили ампутацию.

– Это был лишь способ украсть немного времени у болезни без гарантии выздоровления, после чего нужна была бы химиотерапия длинной 4 года… Мы знали, что Олегу могло помочь антирецидивное лечение, которое не проводится в нашей стране, поэтому обратились в зарубежные клиники.

Вскоре Олега пригласили на обследование в немецкую клинику UKM Universitatklinikum Munster. Врачи надеялись провести химию и попытаться капсулировать опухоль, чтобы сохранить руку. Но агрессивная остеосаркома очень быстро разрасталась, вырезать ее можно было снова и снова до бесконечности. После консилиума было принято решение об ампутации.

– Я не буду тратить время на то, чтобы спасть тебе руку, потому что я буду спасать тебе жизнь, – сказал хирург.

Ампутацию руки провели 28 марта 2019 года, сейчас Олег проходит курс химии и в дальнейшем будет получать антирецидивное лечение.

За других больше, чем за себя

– Олег очень сильный, сильнее нас всех, –рассказывает Алеся. Мы его поддерживаем, но он нас поддерживает еще больше. Ему ведь еще 18, но ведет он себя как настоящий мужчина, переживает за маму и нас всех больше, чем за себя.

Пока Олег был в Боровлянах, он не разу не сказал, что ему плохо или больно, никогда не жаловался. Когда было тяжело – он просто молча лежал, а как становилось легче – сразу начинал строить планы на будущее.

– Олег очень хотел на выпускной, – вспоминает Алеся. – Всех врачей «достал», так просил, чтобы его отпустили.

Это был всего один день: Олег надел костюм, который купил на выпускной, провел день с друзьями и встретил с родителями рассвет. Утром следующего дня Олег вернулся вместе с мамой в Боровляны.

Олег всегда улыбается, несмотря на онкологию и ампутацию руки. Ему не нужна жалость, ему нужна помощь

Олег лечился сам и помогал лечиться другим детям. Он должен был пить противорвотные и хорошо питаться что бы набирать вес. Он кушал и сам кормил других детей даже тогда, когда они отказывались есть. Разговаривал с ними, убеждал. Но сам никогда не плакался и жаловался. Всегда всех поддерживал и улыбался, как бы себя не чувствовал.

– Знаете, всякие ведь есть люди – и хорошие, и не очень – говорит Алеся. Сколько раз мы слышали: «Они тут ему деньги собирают, говорят, что он там чуть ли не умирает, а ну где ж он умирает, если он ходит улыбается и со всеми здоровается, и на фотографиях нигде не плачет…»

За себя – не плачет. Но очень переживает за маму и родственников. Ведь мама все свои средства исчерпала еще во время первой химии по европейскому протоколу, препараты для которой закупались заграницей. Он даже готов был все бросить и вернуться в Боровляны, лишь бы не отягощать семью и не влазить в долги и кредиты. Ведь такие огромные деньги взять не откуда.

– Конечно Олег переживает, как он будет жить без руки. Но понять это можно только вскользь, потому что напрямую он об этом не говорит. Только отшучивается. «Я не женюсь, буду с тобой, мама, жить. Кому инвалид нужен?» – в шутку говорит Олег. Он смеется, и мы смеемся вместе с ним, но на самом деле – не смешно.

О тех, кто рядом

Олег узнал о болезни на кануне своего дня рождения, а встретил его уже в Боровлянах под капельницей. Все его друзья приехали на праздник и были рядом. Друг Миша купил проездной и каждый день всю химию ездил к Олегу.

– Я даже обед на двоих готовлю, – с улыбкой рассказывала тогда мама. Я же знаю, что приедет Миша.Сидели вдвоем, играли в шашки, смотрели телевизор…

– Они ведь молодые ребята, и в силу возраста не каждый знает, как поддержать, но просто побыть рядом – это огромная поддержка, – говорит Алеся.

В школе на день рождения учителя и дети на всех досках в каждом классе написали поздравления и записали видео, чтобы поддержать своего друга.

А на ближайшею службу в Костел пришли все: и дети, и взрослые, православные и католики, и все молились, чтобы Олег поправился.

– Ксендз тогда сказал, что у него есть такая мечта, чтобы Олег, когда выздоровеет, пришёл в костел и сказал: «Люди, посмотрите на меня, надо верить и не жаловаться на зарплату или на семейные дрязги, главное, чтобы все были здоровы!»

Друзья постоянно поддерживают Олега. Но никто не может к нему прийти и плакать. Каждый ищет слова, что бы не было слышно, как сильно они за него переживают.

– 2 студенки как-то принесли Олегу деньги на лечение со словами: «Держи, может захочешь там в Германии как-нибудь развлечься!». Все рядом, но никто не плачет – все ищут правильные слова…ведь для Олега сочувствие – это самое худшее наказание.

– Когда мы рассказали отцу, что Олегу предстоит ампутация руки, отец в разговоре начал плакать, а Олег посмотрел на него через камеру, улыбнулся и сказал: «Я с плаксами не разговариваю».

О личном

Ее зовут Лера. Сидели вместе за одной партой. Мама думала, это детские глупости, а оказалось – по-настоящему, ведь Олег и Лера вместе до сих пор.

– У меня гордость за нее, – говорит Алеся. Она очень сильная. Он столько раз пытался прогнать ее, говорил, что у него болезнь и поэтому им не нужно больше общаться. Не хотел ее обременять, не хотел, чтобы она его жалела. А она все равно рядом. Пишет, звонит, приезжает. Она такая молодчина. Ведь может он со своей семьей так не сможет поговорить, как сможет поговорить с ней.

С болезнью Олег повзрослел. Сильный и самостоятельный, не приемлет ничьей жалости. Не плакать, не размещать в постах о сборе иконы и плачущих детей, не давить на жалость, не опекать, относится на равных – вот такие правила, по которым он может сейчас жить.

– Смейся вместе с ним, поручай ему работу, относись как ни в чем ни бывало — и ты будешь идеальный друг. Но как только распустил нюни и начал его жалеть – сразу всё… – рассказывает Алеся. «Мне не надо такой жалости», – говорит Олег.

Олег всегда улыбается, несмотря на онкологию и ампутацию руки. Ему не нужна жалость, ему нужна помощь

Слова для Олега

– Я так много хочу ему сказать, — признается Алеся, — и так сильно хочу его защитить. Но если я начну распускать нюни он перестанет со мной говорить. А что то-другое в голову не приходит, ведь он же мой младший брат, я с ним и в садик, и в школу… Он же мне как сыночек, только на 6 лет младше меня. Мы все очень переживаем за Олега, стараемся быть сильными и не выдавать эмоции. Ему так легче.

А это – слова, которые друзья Олега просили ему передать:

Евгений:

– Братан, ты давай там поправляйся скорее и приезжай! Очень скучаем по тебе, по нашим посиделкам. Очень много есть что рассказать тебе, поделиться многим интересным. Так что давай скорее восстанавливайся и приезжай к нам. Мы тебя все очень ждем!

Ира и Катя:

– Олежка, ты знай, что мы всегда с тобой. Ты, главное, держись и не отчаивайся. Да, тяжело, но мы верим, что все будет хорошо. Ведь вместе мы — сила. Выздоравливай, возвращайся скорее домой. Мы тебя очень ждем и сильно любим, а еще очень сильно скучаем.

Артем:

– Поправляйся быстрее! Мы тебя ждем! Мы с тобой!

Помогите Олегу!

28 марта Олегу ампутировали руку в клинике UKM Universitatklinikum Munster, где он находится на лечении в настоящий момент.

– Мы потихонечку справляемся, –пишет Алеся. Сейчас в больнице под наблюдением, его мучают фантомные боли. Не перестают, лекарства практически не помогают. Но он держится, мало конечно с кем разговаривает и в основном однословными предложениями, но тем не менее держится молодцом.

«Центр помощи Вера» обращается ко всем неравнодушным людям с просьбой помочь Носко Олегу! Для оплаты лечения осталось собрать 36 990 евро (на 10.04.2019). Вы можете помочь, внеся целевое пожертвование на любой из благотворительных реквизитов с указанием назначения платежа – Носко Олег:

  1. Банковский благотворительный счет.

Центр помощи Вера.

Филиал №400-Гродненское областное управление ОАО «АСБ Беларусбанк», г.Гродно, ул. Новооктябрьская 5.

УНП 591029371.

БИК (SWIFT): AKBBBY21400.

благотворительный счет: BY83 AKBB 3135 0000 0038 9400 0000.

  1. Система «Расчет» (ЕРИП).

Для проведения платежа необходимо выбрать последовательно пункты:

+ Система «Расчет» (ЕРИП)

+ Благотворительность, общественные объединения

+ Помощь детям, взрослым

> ЦЕНТР ПОМОЩИ ВЕРА.

В открывшейся платежной форме нужно указать сумму пожертвования, ввести фамилию и инициалы и – подтвердить данный платеж.

Вы можете сделать пожертвование и более простым способом. Для этого выберите «Оплата в ЕРИП по коду услуги», введите код оплаты – 239395 и подтвердите проведение платежа.

  1. SMS-пожертвование.

Если Вы являетесь абонентом мобильного оператора life:) или МТС, то Вы можете совершить пожертвование, отправив SMS на короткий номер 553 следующего содержания:

1222 ПРОБЕЛ Носко ПРОБЕЛ сумма

например, 1222 Носко 1*

* В этом случае с Вашего счета будет списана только указанная сумма.

Для абонентов Velcom данная услуга недоступна.

Со счета снимается сумма пожертвования и комиссия мобильного оператора. Для абонентов МТС комиссия составляет 3%, для абонентов life:) — 4,5%.

Спасибо огромное каждому за оказанную помощь!

Похожие записи:
Просмотров
Всего:
416 | За месяц: 3 | За неделю: 1 | За сутки: 0