Из Колумбии в Полинезию 800 лет назад: генетики подтвердили гипотезу Тура Хейердала

О том, что жители Полинезии ещё до европейской колонизации могли контактировать с Новым светом, ученые подозревали давно.

Из Колумбии в Полинезию 800 лет назад: генетики подтвердили гипотезу Тура Хейердала

Выдающийся путешественник Тур Хейердал даже полагал, что Полинезию заселили мигранты из Южной Америки — и показал возможность такого плавания, преодолев тысячи километров от перуанского побережья до атолла Рароиа на плоту «Кон-Тики» из бальсовых брёвен.

На древние контакты указывало, например, то, что полинезийцы возделывают батат (сладкий картофель) — растение, судя по всему, южноамериканского происхождения, и даже называют его сходным образом: «кумала» в Полинезии, «кумал» у каньяри в Эквадоре. Существуют и другие культурные аналогии, но при желании их можно оспорить.

Прояснить вопрос могла бы генетика. И такие попытки предпринимались, причём объектом исследований выступал, как самая восточная точка Полинезии, конечно, остров Пасхи (он же Рапануи). Однако два полногеномных анализа дали противоположные результаты. В первом исследовании участвовали геномы 8 современных рапануйцев, и у них у всех нашли «индейский» компонент. Во втором анализу подвергли ДНК из костных останков 5 жителей острова — и никаких американских следов не нашли. Генетику популяций других островов Полинезии в этом ракурсе еще не изучали.

Этим и занялись авторы новой статьи в Nature. Они получили полные геномы 807 человек, включая 166 рапануйцев, 188 жителей других островов Тихого океана (17 популяций), а также 15 групп коренных американцев с западного побережья. Привлекли и ряд древних геномов Центральной и Южной Америки.

Исследователи постарались выделить в геноме каждого индивида области разного происхождения: полинезийского, американского («индейского»), европейского или африканского.

Очевидно, что у жителей Океании большая доля ДНК — родная, полинезийская, хотя у многих островитян присутствует значительный европейский компонент. Наследие эпохи колониализма. Можно даже определить конкретный источник примеси: так, у жителей Французской Полинезии примесь попадает в один кластер с французами.

Однако у жителей востока Полинезии (Маркизовы острова, Пализер, Рапануи, Мангарева) исследователи обнаружили заметный американский след, который делился на две компоненты — южно- и центральноамериканскую. При этом южноамериканский вклад выше у тех жителей Рапануи, у которых больше «европейской крови». Тут стоит вспомнить, что в 1888 году остров был аннексирован Чили и заполонен европейцами испанского происхождения из Нового света. Вероятно, тогда в генофонд полинезийцев и попал южноамериканский компонент. И действительно, у тех рапануйцев, у кого велика южноамериканская примесь, европейский вклад смещён в сторону Испании. А вот доля ДНК из Центральной Америки (Мексика, Колумбия) у жителей острова Пасхи примерно одинакова и у тех, у кого высок европейский вклад, и у тех, у кого «колониального» следа не найдено вовсе. Это говорит о том, что поток генов из Центральной Америки достиг берегов Рапануи независимо от европейцев и когда-то давно, за столетия до колонизации. Древний центральноамериканский компонент найден и у популяций других островов востока Полинезии.

Более тщательно изучив вклад Южной Америки, исследователи обнаружили, что его источник — популяции, близкие народности сену, коренным жителям Колумбии. Примесь, близкая сену, есть и у тех рапануйцев, у которых отсутствует европейский компонент.

Ученые рассматривают альтернативные сценарии и вспоминают, что в 1862—63 гг. тысячи полинезийцев (включая 1400 жителей Рапануи) захватили в рабство и увезли в Перу. В просвещённом XIX веке рабовладельческий рейд возмутил международное сообщество, и пленников постарались вернуть на родину. Увы, из-за вспышки эпидемии оспы лишь горстка бедолаг возвратилась домой. Учитывая, что захваченные пробыли в Перу лишь несколько месяцев, едва ли этот эпизод может быть причиной заметного центральноамериканского следа у полинезийцев.

Итак, сходятся и возделывание батата, и лингвистические параллели, и сходство каменных изваяний на восточных островах Полинезии и на некоторых археологических памятниках Колумбии. К северу от Перу пустынное тихоокеанское побережье зарастает лесом и становится удобным для сооружения плавстредств. Полагают, что именно у берегов Колумбии строились парусные плоты и в 600—1200 гг. н.э. снаряжались торговые экспедиции в Мезоамерику. Вспомним и опыты Тура Хейердала: попутный ветер и течения с высокой вероятностью могли донести дрейфующий плот до Южных Маркизских островов или архипелага Туамоту. И именно у жителей этих частей Полинезии найден максимальный центральноамериканский компонент.

Исследователи оценили древность интрогрессии, для чего измерили размеры фрагментов разного происхождения в полинезийских геномах. Европейская примесь, согласно исследованию, попала к полинезийцам в конце XVIII — начале XIX веков, что совпадает с историческими данными. «Индейский» вклад существенно древнее: 1230 г. для Маргарева и Пализер, 1200 г. для Северных Маркизских и 1150 г. для Южных Маркизских островов. Лишь для Рапануи датировка слегка позднее, 1380 год н.э.

Итак, в целом компонента из Центральной Америки у полинезийцев имеет сходный возраст и общий источник где-то в Колумбии. Такую картину проще всего объяснить единичным контактом между полинезийцами и коренными американцами, случившимся примерно 800 лет назад. Между прочим, дата совпадает со временем первичного заселения ряда островов Полинезии. Исследователи полагают, что этот контакт произошёл не на острове Пасхи, американская примесь попала на Рапануи с другого острова и постепенно распространилась по всей Полинезии (вместе со сладким картофелем).

Самая ранняя датировка (1150 г.) получилась для острова Фату Хива (Южные Маркизские острова). Это близко к радиоуглеродным датам первых следов поселения на этих островах. Возможно даже, что прибывшие на Фату Хива когда-то полинезийцы столкнулись там с гостями из Нового света, уже облюбовавшими этот остров. Именно находясь на острове Фату-Хива, Тур Хейердал записал легенды местных жителей о «предках с Востока».

Маркизы лежат на широте Эквадора, и моделирование показывает, что эти острова, скорее всего, достижимы при плавании из Южной Америки.

Возможен, конечно, и обратный маршрут: группа полинезийцев отправилась в северную часть Южной Америки и вернулась, принеся с собой батат и «индейскую кровь». Как раз в районе 1200 г. н. э. полинезийцы активно заселяли острова Тихого океана, от Гавайев до Рапануи.

Так из Полинезии в Америку или наоборот? Вопрос для дальнейшего изучения.

Автор: Александр Соколов

Ссылка на источник

Просмотров
Всего:
415 | За месяц: 0 | За неделю: 0 | За сутки: 0