Заставить систему работать

«Революция в здравоохранении» – такими словами калининградские СМИ описывают процессы, происходящие в последние месяцы в этой сфере региона. Несколько лет в сознании жителей области копилось недовольство, а пресса подчас весьма прозрачно намекала на коррупцию руководителей тамошнего Минздрава, едва не тыкая пальцем в конкретных персонажей, но ничего не менялось. С приходом нового и.о. губернатора обновилось руководство регионального здравоохранения, решаются проблемы со строительством онкоцентра, главными стали не текущие вопросы, а концептуальные.

заставить систему работать
Александр Кравченко (в центре) в больнице скорой медицинской помощи

Революция сверху

Калининградская медицина годами пребывала в стагнации. В 1990-х ее попытались реформировать, но преобразования остались незавершенными, надежды на привилегированный статус региона с особой экономической зоной, которая потянула бы за собой все остальное, так и не оправдались, денег не хватало. И сами врачи, оторванные от «материка» и профессиональной переподготовки, хотели не перемен, но стабильности, какой бы она ни была.

За дефицитными лекарствами калининградцы ездили в Польшу. Да и обычные препараты там были заметно дешевле российских. Для решения проблемы с лекарственным обеспечением льготников в регионе создали свою государственную фармкомпанию, но опять не преуспели.

И все это – на фоне плохо скрываемых проявлений коррупции. Иногда подозрения в ней формулировали даже контрольные органы, но ни выводов, ни кадровых решений за этим не следовало. Так, в 2012 году Росздравнадзор выявил нарушения в действиях региональной Службы по контролю качества медицинской помощи и лицензированию, которые «не исключали наличия коррупционной составляющей». «Сотрудники службы предоставляют лицензии при отсутствии обязательных документов… Имеет место и субъективный подход при принятии решения о предоставлении лицензии; так, при одинаковых нарушениях одним соискателям предоставляется лицензия, а другим отказывается, – цитировали документ СМИ. – Контрольные мероприятия проводятся… в основном в отношении медицинских организаций частной формы собственности (71,4%). В результате… медицинскими и аптечными организациями нарушаются правила хранения лекарственных средств, используются лекарственные препараты с истекшим сроком годности, нарушается порядок формирования цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты, в аптеках отсутствует обязательный минимальный ассортимент». Губернатор на акт проверки не отреагировал, руководитель службы Татьяна Николаева осталась на посту.

Но через 4,5 года, с приходом нового руководителя области, она одной из первых распрощалась с должностью: в марте 2017-го выяснилось, что служба не контролировала своевременное обеспечение диабетиков инсулином. Его просто не закупали по нескольку месяцев, заявил и.о. губернатора Антон Алиханов.

Проверяющие нашли в автомобиле областной фармкомпании просроченные лекарства на 7 млн рублей. По данным складского учета, в компании должно было наличествовать больше тысячи упаковок препарата «Инсуман Рапид ГТ», а по факту нашлось шесть; вместо 643 упаковок «Инсуман Базал ГТ» – ни одной. Администрация области просила правоохранительные органы провести еще одну проверку. «Мы считаем, там есть очевидные признаки преступлений, – заявил Антон Алиханов. – Есть признаки того, что инсулин, который представляли в ходе проверки, просто был собран с аптек — не совпадали ни накладные, ни номера».

Компания долгое время после ее учреждения работала без лицензии. И тут выяснилось, что супруг Татьяны Николаевой занимался как раз поставкой лекарств. С 2014 по 2016 год он руководил отделом бюджетных продаж на калининградском направлении дистрибьюторской компании ООО «БСС», одном из ведущих поставщиков ЛП, закупленных региональным Минздравом. C того времени дистрибьютор значительно нарастил объем поставок льготных препаратов в анклав, а вместо 4 заказов в 2014 году получил 53. Новая администрация области предложила чиновникам от медицины не путать бизнес и госслужбу.

За красивым фасадом калининградской медицины скрывается что-то страшное

Кроме того, нужно кардинально решать вопрос с качеством медицинской помощи. «Вроде бы аппаратура хорошая, а обследование некачественное; операция сделана, но не так, как надо, – рассказал порталу Medvestnik.ru петербургский онколог (он предпочел остаться неназванным), посетивший Калининград. – Мы увидели там удивительные вещи. Пациенты приносят стекла с цитологического исследования, а они не окрашены. Или снимки выполнены только в одной проекции. И что сказать пациенту? Идет диспансеризация, цитологию берет на себя какая-то фирма, победившая на торгах. По договорам она стекла не сохраняет, а выявляемость при скрининге – 2–3 человека на тысячу. Ничего не выявлено, стекла уничтожены. Как теперь проверить? Они за работу деньги взяли, тарифы низкие. По этим расценкам работу выполнить нереально, они ее вообще, наверное, не делают».

Губернское начальство сегодня смотрит на вещи без розовых очков. «За красивым фасадом калининградской медицины скрывается что-то страшное. Просто отвратительные вещи», – заявил недавно в интервью Антон Алиханов, признав и факты казнокрадства в этой сфере.

Следующими «жертвами» преобразований оказались министр здравоохранения и главврач областной больницы. Руководство области высказалось за обновление кадров в Минздраве и среди главных врачей. Правда, за семь лет сменилось уже шесть руководителей ведомства, но ни перед одним из них не ставилась задача быстрых качественных преобразований.

Ускоритель и перестройка

Областную больницу возглавил бывший замглавврача московской Городской клинической больницы им. Ф.И. Иноземцева кардиолог Роман Висков. И.о. министра здравоохранения назначен Александр Кравченко, который с прошлого года был главным внештатным онкологом области и главным врачом онкоцентра, а ранее заведовал отделением в Университетской клинике Московского медуниверситета им. И.М. Сеченова.

Строго говоря, онкоцентр – это пока лишь проект: учреждение есть, но ни стенами, ни оборудованием, ни штатом врачей оно не располагает. Несколько лет назад в регионе был ликвидирован онкодиспансер, его присоединили к областной больнице. Ситуации с заболеваемостью эта мера не улучшила, наоборот, онкология стала для региона одной из самых больших проблем.

Задача строительства онкоцентра ставилась еще прежним руководством области, был разработан проект. Александр Кравченко, знающий, что и как следует делать, на должность главврача был приглашен именно под эти планы. Но согласования шли медленно, ввод центра планировался не ранее 2021 года, а ждать столько времени регион уже не может.

К тому же объемы медучреждения чрезмерно велики для дотационного региона с населением менее миллиона человек. Только ежегодные расходы на его содержание составляли бы миллиард рублей. Московские эксперты рекомендовали области отказаться от 30 лишних коек из 280, одного циклотрона из трех и части иного оборудования, а также от ПЭТ-центра, который будет построен отдельно.

Смета была урезана с 8,5 до 4,5 млрд рублей. Но если первоначально регион предполагал получить деньги из федерального бюджета до 2019 года, теперь выяснилось, что до 2021 года это проблематично. По итогам переговоров с Москвой удалось «выбить» к 2017 году всего 350 млн рублей. Областные власти пообещали приступить к стройке уже в этом году, хотя, судя по всему, подразумевался лишь «нулевой цикл». Опыт показывает, что обычно от решения до ввода в эксплуатацию проходит около пяти лет. Чтобы дело ускорилось, значимость онкоцентра должна быть повышена, тогда на него могут быть переброшены средства с другой стройки. Пока же, всего за несколько месяцев, удалось улучшить доступность онкологической помощи в регионе и сократить сроки ожидания КТ и МРТ (раньше пациенты ждали обследования месяцами).

Медицинский «киднеппинг»

В регионе не хватает не только профильных учреждений, техники или квадратных метров, но, прежде всего, подготовленных врачей. В условиях анклава кадровая проблема встает особенно остро. «Своих» врачей готовит только мединститут Балтийского федерального университета, но он создан относительно недавно. Попытки привлечь кадры из других регионов оказывались не слишком успешными. Не раз случалось, что спустя всего несколько месяцев специалисты сдавали ключи от служебной квартиры и уезжали поодиночке или целыми группами.

Но другого выхода у региона нет. Новому и.о. министра удалось привлечь уже нескольких ведущих специалистов, ожидается прибытие нейрохирурга. Перетягиванием кадров Калининград пытается заниматься адресно, подбирая самых необходимых специалистов на ключевые должности. Здесь разрабатываются две долгосрочные программы поддержки врачей, одна из которых ориентирована на молодых медиков, вторая – на востребованных и дефицитных специалистов. Предполагаются трехлетняя материальная поддержка, предоставление жилья и – главное отличие от других регионов – оплата программ дополнительного образования в федеральных вузах. Это именно то, чего часто бывают лишены врачи в провинции.

Чтобы сгладить кадровую ситуацию, областное правительство выступило с инициативой привлечь зарубежных врачей, не требуя от них подтверждения дипломов. Однако местные кадры решительно высказались против, утверждая, что такая мера «убьет рынок». На самом же деле области не хватает до 800 медиков, половина из которых – врачи. Руководство региона намерено в ближайшее время закрыть лишь около сотни вакансий на важнейших участках, причем привлечь не столько руководителей, сколько практических врачей высокого уровня.

Александр Кравченко говорил в Общественной палате области, что сложившийся провинциальный круг специалистов не желает принимать «варягов», им не сообщают о льготах: «Система не желает тебя видеть. Я сам в регионе недавно и тоже был чужим. Многие люди препятствуют, потому что ты можешь занять их место». Слово «саботаж» в губернаторском окружении уже прозвучало.

Пока и.о. министра без предупреждения объезжает учреждения в районах. Разработаны критерии эффективности главврачей, и на практике многое будет зависеть от того, как в ближайшие месяцы будут решаться поставленные перед ними задачи.

Одной из главных бед Александр Кравченко называет «отсутствие какого-либо планирования». Это касается и закупки препаратов, которая до сих пор велась почти стихийно. Разработать стратегический подход должна группа управленцев, в том числе с привлечением москвичей.

Если систему удастся выстроить, через несколько лет калининградский опыт сможет стать примером для других регионов. Но о перспективе говорить рано – впереди явная или подковерная борьба с привлечением федерального центра. А хирург в руководящем кабинете все равно думает об операционной и может, махнув на все рукой, уйти туда.

Ссылка на источник