Устойчивый туберкулез передается дома

Больше двух третей пациентов из Южной Африки, у которых находят туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ-ТБ), заболели им в результате прямого заражения, а не в результате некачественного лечения. Исследование было опубиковано в New England Journal of Medicine.

устойчивый туберкулез передается дома

Обычно такая форма туберкулеза развивается у пациентов, которых плохо лечили от обычного туберкулеза. Более слабые палочки Коха от них погибают, более сильные – выживают и размножаются, уже устойчивыми к антибиотикам, такой вот естественный отбор. На лекарственно-устойчивые формы антибиотики действуют гораздо хуже или не действуют вовсе. Но вот доктор Неел Ганди и его многочисленные соавторы обнаружили, что туберкулез, устойчивый к четырем основным антибиотикам, у 69% пациентов был обнаружен впервые, раньше они ни от чего не лечились.

Врачи исследовали 404 человек с диагнозом «туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью» из провинции Квазулу-Натал в Южной Африке (они попытались привлечь всех недавно заболевших пациентов провинции, чуть больше тысячи человек, но письменное согласие получили только от 404). При помощи интервью и медицинских историй они получили информацию о протекании туберкулеза и о ВИЧ-инфекци, о госпитализациях и социальных связях. Кроме того, изолированные культуры туберкулезных микобактерий подверглись всесторонним исследованиям, включая генетические. Это позволило выяснить сравнительно точно, сколько случаев ТБ с широкой лекарственной устойчивостью оказалось результатом неправильного лечения, а сколько передалось в результате заражения. Кроме того, анализ социальных связей позволил выявить пути заражения: кто заболел в больнице, кто – дома или на рабочем месте.

Результаты, в общем, довольно ужасные. 69% случаев приходится на прямое заражение. 123 человека (30% участников эксперимента) заразились XDRTBв больницах. Еще несколько – на рабочем месте. Все остальные – у себя дома. Каждый из заболевших имел в среднем семь контактов, в которых он мог кого-то заразить. 79% этих контактов – члены семьи, 13% — коллеги, 8% – соседи, члены сообществ (прихожане церкви, например). Из 2901 контакта, названного в исследовании, 293 болели туберкулезом, 25% – туберкулезом с широкой лекарственной устойчивостью.

Что это все значит в мировом масштабе?

В Южной Африке уже есть эпидемия ШЛУ-ТБ. Конкретно в провинции Квазулу-Натал туберкулезом в той или иной форме болеет каждый сотый (а ВИЧ у 16,9% населения, это самые высокие уровни в Африке и, видимо, в мире). Шанс, что ШЛУ-ТБ и ВИЧ совпадут у пациента, превышает 70% (ВИЧ был у 77% участников эксперимента). Шансы выжить у такого пациента – всего 20%.

В выводах ученые были довольно осторожны: понятно, что нужно придумать методику для больниц для того, чтобы предотвращать заражения там, но совершенно непонятно, как предотвращать заражения туберкулезом в семье. Понятно также, что смертельная заразная болезнь, которой болеют люди с ослабленным иммунитетом – одна из главных опасностей для человечества, Всемирная организация здравоохранения к нему так и относится.

Что это значит для России?

Да все то же самое, что и для Южной Африки. Вич-инфицированных у нас пока меньше, чем там, но тоже очень много. Лекарственно-устойчивый туберкулез – большая проблема еще с девяностых годов, только основными очагами его распространения испокон веков были тюрьмы. Большие города, ужасный климат, здравоохранение, которое регулярно «штормит» – идеальные условия для развития эпидемии.

Вот тут, кстати, есть довольно старое, но очень интересное интервью про туберкулез в России, из которого складывается впечатление, что все, в общем, не так страшно.

Автор: Семен Кваша

Ссылка на источник