Подводные камни телемедицины

Российские врачи уже вовсю консультируют пациентов удаленно на свой страх и риск, их услугами охотно пользуется население, констатировали участники форума «Интернет + Медицина», организованного Институтом развития интернета. Задача законодателей – четко регламентировать эту деятельность и желательно побыстрее, пока хорошее в принципе и особенно актуальное для нашей страны с ее гигантскими расстояниями начинание не дискредитировано наиболее инициативными представителями медицинского сообщества.

подводные камни телемедицины

Минздрав проникся

Председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин пообещал, что закон о телемедицине заработает уже в первой половине 2017 года. Интернетизация медицинской отрасли – вопрос давно назревший и требует безотлагательного решения, уверен он.

В данный момент рассматриваются два законопроекта о телемедицине: либеральный от экспертов ИТ-индустрии и консервативный — от Минздрава России. По словам члена Экспертного совета при Открытом Правительстве РФ, основателя сети клиник «Доктор рядом» Владимира Гурдуса, законопроект Минздрава в первоначальной версии практически не предполагал оказания дистанционных медицинских услуг пациентам. «Врач мог поговорить о здоровом образе жизни, о пользе прогулок, но ему не давалось возможности ни корректировать лечение больного, ни проводить реабилитационные мероприятия – того, ради чего данный законопроект имеет смысл принимать», — отметил он и добавил, что сейчас Минздрав принял аргументы Экспертного совета и согласился на возможность использования интернет-технологий для оказания медицинской консультации и мониторинга состояния здоровья пациента. «Как частный инвестор я планирую воспользоваться телемедициной и заинтересован в сотрудничестве со всеми разработчиками», — подчеркнул Владимир Гурдус.

Согласно прогнозам, объем рынка телемедицинских услуг в России может достичь через пять лет 50 млрд рублей. Однако, как заверил советник Президента РФ Герман Клименко, интернет-разработчики не стремятся переключить на себя денежные потоки в здравоохранении. «Мы хотим забрать у врачей счеты и научить их работать на компьютере, как в свое время у бухгалтеров, чтобы у медиков было меньше дурной работы. Представить современную медицину без дистанционных консультаций практически невозможно», — сообщил он.

Время — деньги

Генеральный директор ГК «Мать и дитя» Марк Курцер рассказал, что он не пользуется компьютером самостоятельно – только через секретаря. Но признал, что его отношение к информационным технологиям начало меняться, когда компания, в которой сегодня работают 7 тысяч человек, включая 2,5 тысячи врачей, начала открывать клиники в регионах, где визит к врачу зачастую становится большой проблемой. Чтобы попасть на прием к специалисту пациент должен потратить 3-5 часов, учитывая запись, дорогу туда и обратно, очередь, отметил он.

«Я не знаю, что такое телемедицина, но пока у нас не будет интерактивной связи с пациентом, пока мы не сделаем правильную навигацию наших услуг, пока не систематизируем наши знания, мы не сможем дальше развиваться», — уверен Марк Курцер. По его словам, каналы взаимодействия между врачом и пациентом должны меняться, и тот, кто первый перейдет на другие каналы или создаст их, выиграет борьбу за пациента.

В то же время, рассказал гендиректор ГК «Мать и дитя», к нему часто обращаются с предложениями задействовать врачей клиники в режиме текстовых онлайн-консультаций. Но у хорошего специалиста на это нет времени. Кроме того, консультации иногда носят очень субъективный характер. «Сегодня стоит вопрос о создании искусственного интеллекта, мы вместе должны научить машину думать для того, чтобы врач один раз дал ответ на конкретный вопрос, а дальше пусть это делает компьютер. И тогда у нас высвободится время», — предложил он.

«Мои помощники уверяют, что виртуальные поликлиники приведут к снижению загруженности врачей. А я считаю, наоборот. Но с их вводом усилится правильная, то есть ранняя работа с пациентом, мы сможем своевременно и адресно оказывать помощь, и люди не будут добиваться записи у востребованных врачей со всякой ерундой, отнимая дорогостоящее время. А каждый визит к специалисту это будет законченный случай и спасенная жизнь», — добавил Марк Курцер.

Не бежать впереди паровоза

Процесс легализации телемедицинских услуг населению тормозится не только в России, в большинстве стран мира необходимая для этого законодательная база отстает в развитии от интернет-технологий. Основная проблема в том, что, не имея опыта, сложно измерить риск виртуального общения врача и пациента особенно при первичном обращении, оценить, насколько он сопоставим с рисками обычного похода в больницу. Врачи подчеркивают, что виртуальный пациент сильно отличается от реального: когда он приходит на прием, ситуация нередко оказывается совершенно иной, чем она представлялась на расстоянии. Однако повернуть вспять процесс виртуализации медицины уже не представляется возможным: люди будут обращаться за телемедицинскими услугами так же, как сейчас они прибегают к помощи интернета для поиска необходимой им медицинской информации, надо сказать, не всегда полезной.

Другие препятствия – опасность кражи персональных данных пациентов и отсутствие оплаты оказанных по удаленным каналам услуг – выглядят не столь серьезными. Как сообщил Леонид Левин, законодатели предусмотрели обязательную идентификацию в телекоммуникационных системах как для врачей, так и для пациентов. А по словам заместителя директора компании СВАН Владислава Подберезкина, телемедицина легко встраивается в систему ОМС, поскольку в ее основании будет лежать электронная медкарта, в которой накоплено уже много информации о пациенте, всех его посещениях, вызовах врача на дом, случаях оказанной скорой медпомощи, лекарственных назначениях и диагностике. «Таким образом, для того, чтобы направить пациента на телемедицинскую консультацию, врачу необходимо будет лишь приложить к имеющимся в системе документам информированное согласие больного. Дальше четко формулируются вопросы к консультанту, который, проанализировав состояние пациента, либо возвращает его  карту лечащему врачу, либо направляет ее в стационар. То есть, такую консультацию можно, как обычно, считать реализованным этапом лечения, который заканчивается формированием счета- реестра для страховой медицинской организации», — пояснил он.

Точно так же телемедицинскую услугу можно будет продавать и в частном секторе.

Разумеется, если телемедицина в широком смысле этого слова получит поддержку у законодателей, прежде чем она начнет более активно внедряться в систему здравоохранения потребуется еще много всего, включая информирование населения, научные исследования, понятные врачам, обучение. Но пока важно сделать в этом направлении первый правильный шаг. Как отметил заведующий отделом развития региональной урологии с группой телемедицины НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России Игорь Шадёркин, врачи смотрят на клиническую телемедицину с позиции ее ценности для своих пациентов. «Если она будет способствовать увеличению продолжительности жизни, улучшению ее качества и рождению здорового потомства, мы пойдем за вашими разработками», — резюмировал он.

Автор: Игорь Калиновский

Ссылка на источник