Медицина не должна оставаться во временах Гиппократа и Пирогова

Ничего нового в понятии телемедицины нет – медики издавна дистанционно консультировали друг друга и пациентов. Хотя отлично понимали издержки такой практики.

Медицина не должна оставаться во временах Гиппократа и Пирогова
Стародубцев Максим Ардалионович. Председатель правления Общественной организации защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение»

Оптимизировать логику

Но начать, наверное, следует с поговорки «по одежке протягивай ножки». Если в условном «Староуткинске» нет и вряд ли появится необходимый набор высококлассных специалистов, то возможность отдаленного консультирования лучше, чем ничего (то, что есть). Естественно, необходимо понимать, что благие пожелания доступности качественной медицинской помощи зачастую являются лишь абстрактными политическими лозунгами, «разбивающимися о быт» пределов финансирования, существующих даже в США (к слову, не позволяющих себе службы скорой помощи, аналогичной российской). Поэтому, если есть возможность улучшить неулучшаемое при прежних подходах, то нужно ею пользоваться.

Из объективных препятствий для внедрения телемедицины можно назвать разве что проблемы с информатизацией отдаленных точек, так сказать «неравномерный охват информатизацией населенных пунктов» в широком смысле слова: это и компьютеры, и интернет-покрытие, и умение врачей, чаще фельдшеров, с этим всем обращаться. В том числе, конечно, и  квалификацию того специалиста, который должен обеспечить консультанта «на другом конце провода» необходимым объемом данных. Тем не менее даже неполный объем информации способен существенно повысить качество (оптимизировать логику) оказания медицинской помощи. В том числе с точки зрения экономических издержек.

Деньги не на ветер

Говоря об оплате такого вида помощи через программы ОМС, не вижу принципиальных проблем. Ибо телемедицина — лишь один из способов, каким может быть оказана медицинская помощь в рамках программы государственных гарантий, наравне с другими: стационарной, амбулаторной и скорой. Поэтому для телемедицинской консультации в рамках ОМС несложно рассчитать тарифы, что уже давно сделано в нескольких регионах. И, как к любой другой услуге, к ней резонно применение коэффициентов к аналогичной практике «непосредственного общения», но с поправкой на производимые затраты: будь то консультация очная или заочная, врач-специалист первой категории или профессор. Сейчас они формируются «наощупь», но есть регионы, где органы управления здравоохранением чувствуют необходимость и важность данной новации и там тарифы носят стимулирующий характер. Во многом для того, чтобы условный фельдшер из «села Молебка» не сплавил бы «традиционно» по раскисшей дороге пешим ходом (на попутке) своего пациента в чуть менее несчастный (с медицинской точки зрения) Кунгур (вызвал бы на себя санавиацию), а приложил бы усилия для интеллектуального общения с доктором из  соответствующей краевой клиники. Фокус-то ведь в том, что участниками телемедицинской услуги являются минимум два специалиста: предоставляющий и анализирующий  информацию. Со всеми нюансами общения между ними.

В этом контексте, к слову, есть резонный вопрос: если решаются сложности в общении между медиками разных квалификационных уровней – ФАПа и областной клиники, то почему не администрируются должным образом межрегиональные консультации, например, по ЭКО? Или взаимоотношения федеральных и региональных центров, где первые предпочитают вызывать клиента на очную беседу? Не потому ли, что, приехав за тридевять земель, он становится сговорчивее и легко идет на ряд условий, скажем так, возмездного характера?

Контроль и ответственность

Естественно, на телемедицинскую помощь распространимы и принципы контроля в ОМС, включая претензии по качеству. Если к медицинской организации возникли претензии, основанные на дефектах телемедицинского звена, то она должна нести соответствующую, в том числе экономическую, ответственность. Также, как несет ответственность за качество и недостаточную доступность медицинской помощи и вся система здравоохранения, оптимизирующая больницы в малонаселенной местности. Конечно, нет смысла держать, например, полноценную акушерскую службу в сокращающемся городе N c численностью в 20 тыс. человек, ограниченную приемом десятка родов в месяц, но при этом необходимо думать о правовой, логистической, финансовой компенсации тем гражданам, кто оказался ущемлен в части доступности благ здравоохранения.

К слову, у жителей больших городов тоже все далеко от идеала. Так, во время недавних новогодних праздников мои родители из города замиллионника Екатеринбурга предпочли бы в длинные каникулы какую-никакую телемедицину (даже с «роботом» на том конце) непрерывно занятому в течение суток телефону «дежурной поликлиники».

Ну и, естественно, необходимо думать о соответствии наших реалий времени, где компьютер обыгрывает самых гениальных шахматистов, в чисто практическом аспекте анализируются перспективы автопилота на транспорте и в интернете идет онлайн-трансляция спортивных матчей. Почему же медицина должна оставаться во временах Гиппократа и Пирогова? К сожалению, пока в ряде больниц оборудование для телемедицины находится в кабинете главного врача и используется исключительно для селектора, но ведь не так давно аналогичная участь была у персональных компьютеров, общедоступных ныне.

Автор: Стародубцев Максим

Ссылка на источник