Безбарьерная среда — кость в горле строительства

Правительство Беларуси ужесточило требования к новым зданиям по соблюдению правил безбарьерной среды. Министерство архитектуры и строительства надеется, что застройщики, наконец, будут выполнять законодательные нормы в этой части, но люди с инвалидностью на это особо не рассчитывают.

безбарьерная среда — кость в горле строительства

Как пояснил заместитель начальника главного управления градостроительства, проектной, научно-технической и инновационной политики Министерства архитектуры и строительства Артем Юшкевич, усовершенствован порядок и условия приемки в эксплуатацию многоквартирных жилых домов, а также методы контроля качества выполненных на объектах строительно-монтажных работ. В частности, введен дополнительный критерий оценки качества принимаемого в эксплуатацию объекта — создание безбарьерной среды.

«При приемке в эксплуатацию объект оценивается приемочной комиссией по ряду критериев. Теперь при порядке приемки в эксплуатацию объект строительства среди прочего будет обязательно оцениваться на создание безбарьерной среды с учетом требований технических нормативных правовых актов и проектной документации», — сказал Артем Юшкевич.

Изменения вступят в силу в апреле 2017 года.

Особенности документации

Председатель центрального правления Белорусского общества инвалидов Владимир Потапенко удивлен, что изменения в законодательство, касающееся людей с инвалидностью, внесли без согласования с ними:

«Согласно законодательству, для этого необходимо было согласование с нашей организацией, но этого не было. В противном случае я бы настаивал, чтобы в документе не было фразы «с учетом требований технических нормативных правовых актов и проектной документации». Именно из-за особенностей проектной документации многие объекты, как говорят застройщики, являются неприспособленными для физически ослабленных лиц».

Артем Юшкевич затруднился ответить на вопрос, почему постановление не согласовывалось с организацией инвалидов. Он обратил внимание на то, что власти принимают усилия для создания универсальной среды в общественном пространстве, а также при строительстве многоквартирных домов и общественных зданий.

«Мы ценим усилия властей и видим, что изменения в лучшую сторону есть», — говорит Владимир Потапенко, который передвигается на коляске более 30 лет, однако, по его словам, очень многие современные строительные проекты «игнорируют потребность очень большого количества людей в безбарьерной среде».

Он привел несколько примеров: «Я живу недалеко от гостиницы «Беларусь». Когда строился мостик к стеле «Минск — город-герой», я подъехал к строителям и спрашиваю: «Хлопцы, а где пандус?». Мне сказали, чтобы я не дурил им головы, так как зарплату им плачу не я. Мы пытались разобраться с проектом, связывались с застройщиком. Но и теперь мост труднодоступен для мам с колясками и недоступен для инвалидов-колясочников. Еще один мост в этом районе имеет трудный подъезд — там есть несколько ступенек. Чтобы попасть на ровный участок, надо объезжать сложный для коляски участок по газону».

Застройщикам проще заплатить штраф

Государство вкладывает огромные средства в создание безбарьерной среды, но эти средства расходуются нерационально, поэтому остается много проблем, считает Потапенко.

«Жаль, что государственные средства тратятся зря, — сказал он. — Например, ставят массивные поручни из нержавейки. Как оказалось, выбирают именно крупный размер потому, что чем больше вес у конструкции, тем выше оплата труда строителей. Строительные компании на этом зарабатывают, функционально не улучшая пользование объекта. Еще пример — возле стелы сделали реконструкцию покрытия с применением обычной плитки. Почему не использовалась тактильная плитка, которая является необходимым условием для передвижения по городу инвалидов по зрению? Что мешало положить тактильную плитку в определенных местах?»

Именно из-за систематического игнорирования потребностей людей с инвалидностью в безбарьерной среде Владимир Потапенко и не верит, что свежие изменения в законодательство изменят ситуацию. В том или ином виде требования о создании безбарьерной среды присутствуют в законодательстве — советском, а затем и белорусском — еще с 1987 года:

Ответственность за несоздание безбарьерной среды в строительстве необходимо ужесточить, уверен Потапенко.

Пока же, по его словам, застройщикам проще выплатить штраф в случае, если контролирующие органы выявят нарушение, чем заниматься установлением качественной безбарьерной среды.

Он также отметил, что в Беларуси распространена практика, когда безбарьерная среда создается в усеченном виде. Например, пандус установлен, но уклон таков, что человек на коляске не может попасть в здание.

На крупнейших минских спортсооружениях — «Минск-Арене» и «Чижовка-Арене» — санузлы не приспособлены для людей на колясках: «Туалетом невозможно пользоваться. Надо быть гимнастом, чтобы пересесть с коляски на унитаз, так как человеку на коляске до поручня физически невозможно дотянуться».

Отдельная очень тяжелая тема — многоквартирные дома. Потапенко обратил внимание на Каменную горку — новый микрорайон, который начал застраиваться не так давно, но где «колясочнику практически ни в одно жилое здание без посторонней помощи попасть невозможно, не оборудованы для физически ослабленных людей дворовые территории».

Извещатели? Информаторы? Нет, не слышали

Для людей с нарушением слуха проблемой становится отсутствие различных световых извещателей, отметил начальник организационно-массового отдела Центрального правления Белорусского общества глухих Михаил Кузьменков.

Речь идет о том, что человек, который плохо слышит, не может пользоваться ни домофоном, ни надеяться на то, что в случае ЧП он узнает о нем благодаря пожарному извещателю. Инвалидам приходится что-то придумывать самим.

«В Минске работает центр приема экстренных сообщений для глухих.  Однако если глухая бабушка, которая не пользуется смартфоном, застрянет в лифте, она и теперь окажется беспомощной», — сказал Михаил Кузьменков.

Для людей с ослабленным зрением, наоборот, нужны речевые информаторы, причем расставленные в четко определенных местах, о которых инвалиды по зрению знают, отметила начальник организационного отдела Центрального правления Белорусского товарищества инвалидов по зрению Ирина Сухотская.

«Мы констатируем отсутствие нормативной базы по обеспечению в жилом помещении безбарьерной среды, — сказала Сухотская. — Когда красится первая и последняя ступеньки лестницы подъезда желтой краской, незрячему человеку это ничего не дает, так как он не видит яркую линию. Невидящий человек нуждается в тактильных направляющих, причем расставленных по принципу логической завершенности. Если начинается у подъезда, должна идти до остановки общественного транспорта. На остановках и в транспорте необходимы речевые информаторы. Безбарьерная среда очень чувствительна: один кирпичик неправильный, считайте, что ее нет».

«Если физически ослабленный человек проделал долгий путь и вдруг в одиночестве оказался у лестницы без пандуса, считай, уперся в стену. Можно и всю предыдущую дорогу считать недоступной», — говорит Владимир Потапенко.

Главный вопрос — деньги?

Чиновники не обещают проблему решить одномоментно. Однако, говорит представитель Минстройархитектуры Артем Юшкевич, планируется в скором времени создание карты (она будет доступна в интернете), по которой человек, нуждающийся в безбарьерной среде, сможет проложить маршрут. На карте будет указано, полностью или частично объекты на пути и сама дорога доступны для физически ослабленного лица.

«Поверьте, — сказал Юшкевич, — местные органы власти не могут по одному заявлению перестроить пандус, мы не так богаты. Если бы мы обладали достаточными средствами, вся страна была бы в универсальной среде, и к этому надо стремиться. На переходный период мы вынуждены информировать о доступных и условно недоступных объектах для лиц с ограниченными возможностями».

Ссылка на источник