Лихорадку Эбола теперь можно считать полностью излечимой, но человеческий фактор препятствует борьбе с эпидемией

Уровень смертности от геморрагической лихорадки Эбола при своевременном обращении за помощью удалось снизить до 6 %. Но, к сожалению, это не решает проблему текущей эпидемии в Конго. Из-за массового недоверия НКО и врачам за помощью обращаются не все, и болезнь продолжает распространяться.

Лихорадку Эбола теперь можно считать полностью излечимой

Сейчас на юге Демократической республики Конго идёт борьба со второй по величине за всю историю эпидемией вируса Эбола. В провинции Северное Киву в августе прошлого года началась вспышка. Было инфицировано более 2800 человек, из которых умерло 1794. В июле этого года ВОЗ признала происходящее чрезвычайной ситуацией международного масштаба.

Для лечения Эболы наиболее перспективными до последнего времени считались четыре препарата, один из которых, ремдесивир, — противовирусный, а три другие, mAb114, ZMapp, и препарат компании Regeneron Pharmaceuticals, основаны на использовании моноклональных антител.

Моноклональные антитела так названы потому, что синтезируются одним клеточным клоном. Они — потомки одной и той же иммунной клетки и поэтому связываются только с какой-то конкретной молекулой.

Стандартом терапии Эболы до последнего времени считался ZMapp. Он был разработан путём инфицирования мышей и последующего сбора антител, которые потом модифицировали, делая их похожими на человеческие. ZMapp связывается с белками на внешней оболочке вируса, с помощью которых тот проникает в клетки. В результате вирус не может инфицировать клетки и распространяться. Но вирус Эболы способен менять форму, изменяются и эти белки, поэтому ZMapp не абсолютно эффективен. Среди пациентов, получавших его в четырёх центрах в ДРК, общая смертность достигала 49 % (24 % при раннем обращении), что, в сравнении с 75 % при отсутствии лечения, довольно неплохой результат, но далеко не достаточный, чтобы считать болезнь излечимой.

Чтобы преодолеть трудность с разнообразием форм вируса, компания Regeneron Pharmaceuticals спроектировала «коктейль», скомбинировав три разных типа антител. При использовании этого комбинированного препарата смертность снижалась до 29%, а при своевременном обращении — до 6 %.

Некоторые считают, что ещё лучшим решением было бы собирать ДНК из лейкоцитов переживших Эболу людей. Именно так спроектирован препарат mAb114. Но результаты, показанные им, были несколько хуже, чем у препарата Regeneron Pharmaceuticals, — смертность составила 34 % (11 % при раннем обращении).

Все три препарата показали результаты, лучшие, чем у ремдесивира.

Ситуация в Конго осложняется тем, что врачам, в том числе заграничным, люди не доверяют — дело доходит до нападений и убийств. Всё из-за того, что в Северном Киву с 2013-го года царили беспорядки. Несколько противоборствующих группировок, борясь за власть, убивали мирных людей. Затем, чтобы оставить за собой контроль над регионом, государство приняло меры, в результате которых также было убито много мирных граждан.

Люди склонны связывать эти убийства и эпидемию, делая вывод, что если первые произошли по вине государства, то и эпидемия была инициирована им же. Поэтому процент людей, обращающихся в государственные и международные центры по борьбе с Эболой недостаточен, чтобы быстро ликвидировать эпидемию. Кроме того, некоторые заболевшие стараются скрыться, а родственники умерших препятствуют изоляции заражённых тел.

Таким образом, чтобы остановить эпидемию, необходимо предпринять меры, чтобы завоевать доверие людей.

Подготовка материала: Александра «Renoire» Алексеева

Ссылка на источник

Похожие записи:
Просмотров
Всего:
1 423 | За месяц: 3 | За неделю: 1 | За сутки: 0