Полградуса имеют значение

В октябре 2018 года Международная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) представила общественности специальный доклад, посвященный половине градуса – точнее, тем последствиям, которые ждут нас, если средняя глобальная температура к концу столетия поднимется на полтора градуса или же если она поднимется на два.

Полградуса имеют значение

В докладе есть два главных вывода: во-первых, полградуса имеют очень большое значение, во-вторых, у нас есть все технические и финансовые возможности для того, чтобы удержаться на уровне в полтора градуса.

О том, что стоит за этими цифрами и как именно скажется на нас повышение глобальной температуры, шла речь на прошедшем в Санкт-Петербурге русско-немецком круглом столе «Обсуждение специального доклада МГЭИК о глобальном потеплении на 1,5 градуса».

Ни два, ни полтора

Еще три года назад, когда только было подписано Парижское соглашение, было ясно, что даже два градуса – это много и надо стремиться к полутора. Чтобы оценить, насколько значима разница между 1,5 ˚С и 2 ˚С, специальная исследовательская группа, в которую вошли три российских специалиста, подсчитала, чем эти полградуса обернутся для экономики. По данным доклада, если к концу столетия мы выйдем с двумя градусами, то от снижения урожайности пострадают примерно 330–400 млн человек. Если температура останется в пределах полутора градусов, то 30–40 млн человек. Правда, некоторые эксперты полагают, что полтора и даже два градуса – просто фантастика, и какие бы меры мы ни принимали (вплоть до прекращения выбросов парниковых газов к 2050 году), к концу века температура все равно может повыситься на три градуса. К числу пессимистов принадлежит и директор программы «Климат и энергетика» WWF Россия Алексей Кокорин, который считает, что все равно каждая страна преследует прежде всего свои цели, и сокращение выбросов зачастую остается побочной целью. И в случае, если нас ждёт прибавка в три градуса, то, по словам Кокорина, снижение урожайности почувствуют уже до 1,6–2 млрд человек.

Антарктида, прости нас

Вместе с тем есть огромная разница в том, как глобальное потепление действует на США, Китай и Россию, с одной стороны, и на маленькие островные государства Тихого океана, с другой. «По <парниковым> выбросам лидируют Китай и США, температура растет везде, ледники тают в Альпах и в Гренландии, а страдают от этого тихоокеанское острова. Это характерный пример того, что изменения климата действительно глобальные», – отметил гляциолог, научный сотрудник Арктического и антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) Алексей Екайкин. По его мнению, повышение температуры более чем на полтора градуса для нас неприемлемо, потому что если средняя глобальная температура достигнет отметки в два градуса, начнутся необратимые процессы, которые приведут к тому, что Антарктида утратит значительную часть своего ледового покрова.

Сейчас криосфера теряет свои объемы в основном за счет таяния горных ледников. Но даже если растают все ледники мира, уровень моря поднимется «всего» на 0,5 метра. В случае, если свой ледовый покров потеряет Гренландия, уровень моря поднимется на 7 метров. А когда дело дойдет до Антарктиды, то на 58 метров.

Уровень моря повышается уже сейчас, причем с ускорением, и не столько из-за таяния льдов. «После 1970 года повышение уровня моря шло со скоростью 2 мм в год, а вот последние 10 лет это уже 3,5 мм в год. Среди причин, которые влияют на этот процесс, лидирует термическое расширение океана: вода становится теплее, ее объем увеличивается и, как следствие, уровень моря повышается», – рассказывает Алексей Екайкин. По словам эксперта, в истории нашей планеты уже были межледниковые периоды, когда глобальная температура была выше нынешней примерно на два градуса. Тогда и уровень моря был выше на 6­–13 метров, а значительная часть Антарктиды была свободна ото льда. То есть повышения температуры на 1–2 градуса достаточно, чтобы антарктические льды снова начали таять.

Квартирный вопрос

Скептики в отношении глобального потепления могли бы обратить внимание на данные о том, как из-за повышения температуры в самое ближайшее время может измениться жизнь в больших городах. Здесь огромное значение имеет не столько глобальная температура, сколько температура поверхности земли, поскольку в городах в результате энергопотерь, снижения испаряемости и под воздействием других факторов формируются так называемые «тепловые острова» – то самое явление, когда «в городе тепло и сыро, а за городом зима, зима, зима».

Чтобы оценить, как меняется температура поверхности сейчас и как она будет меняться в будущем, Виктор Горный из Санкт-Петербургского научно-исследовательского Центра экологической безопасности РАН и его коллеги использовали спутниковые данные за период с 1983 по 2014 гг. и математическую модель, предсказывающую будущие изменения температуры.

В 2014 году в июле–августе средняя температура поверхности Санкт-Петербурга составляла +25,1 ˚С, и только 2% городской площади перегревались до 30 ˚С. Но если тенденции по росту глобальной температуре сохранятся, а город не предпримет ничего, чтобы эти тенденции смягчить, то всего через несколько лет, в 2024 году, средняя температура городской поверхности составит +28 ˚С, а перегреваться будут 38% городских территорий. В наиболее жаркий день 2024 года температура поверхности может достигнуть +37 ˚С, в некоторых местах – +50 ˚С. Какие будут последствия? Для начала город избавится от автомобильных пробок. Чудеса? Нет, просто температура плавления асфальта на наших улицах, в основном колеблется в диапазоне от 22 до 51 градуса, говорит Горный. Так что автомобильное движение станет попросту невозможным.

Другая проблема, с которой мы также рискуем столкнуться в ближайшие годы, касается жилой и промышленной недвижимости. Больше всего при повышении температуры пострадает так называемый первый промышленный пояс – предприятия старой постройки с преимущественно металлическими крышами. В силу того, что металл моментально нагревается, он еще и отдает тепло обратно в атмосферу, тем самым поддерживая высокую температуру воздуха. Чуть меньше рискуют пострадать от перегрева жители современных многоэтажек и те, кто много времени проводит во втором промышленном поясе – так называют складские и промышленные помещения и постройки в промзонах. Многоэтажные дома, как многие, наверное, знают по собственному опыту, довольно быстро нагреваются и не очень быстро остывают. Поэтому, когда после жарких дней наступает прохладная погода, в домах еще какое-то время довольно жарко. Кроме того, высокие и крупные здания влияют на движение воздуха, из-за чего между высокими домами даже в безветренный день могут возникать локальные вихри. Они могут быть настолько сильными, что в целях безопасности на верхних этажах лучше не открывать окна. Соответственно, даже в жаркий день температура воздуха там будет выше, чем в других помещениях. Смягчить ситуацию можно, устроив вокруг высотных домов зеленые зоны. Но пока эти деревья вырастут…

Жителям домов, построенных в 80-е годы прошлого века, повезло больше: у их домов не очень много этажей, и они защищены от прямых солнечных лучей и ветров оставшимися зелеными насаждениями, которые окрепли за 30–40 лет. Ну а лучше всех к грядущим повышениям температуры готовы жители пятиэтажек, тех самых «хрущевок», особенно там, где они занимают большие районы – малая этажность и зеленые массивы делают эту непопулярную категорию недвижимости сегодня довольно перспективной в будущем.

По словам Виктора Горного, смягчить воздействие изменений климата на большие города можно, если использовать более устойчивые к высоким температурам марки асфальта и специальные краски для крыш, увеличивающие отражающую способность поверхности. Хотя лучше всё-таки было бы устранить первопричину всех этих неприятностей, что ждут нас в будущем, а именно – затормозить повышение температуры.

Автор: Юлия Смирнова

Ссылка на источник

Похожие записи:
Просмотров
Всего:
6 | За месяц: 6 | За неделю: 1 | За сутки: 1

Оставить комментарий