У ворон впервые обнаружили способность переживать субъективный опыт

По словам авторов эксперимента, им удалось выявить у черных ворон важный маркер сознания — способности субъективно переживать события внешнего мира и собственной жизни.

У ворон впервые обнаружили способность переживать субъективный опыт

Человек склонен полагать, что он — единственный вид, обладающий определенными чертами, поведением или способностями, особенно в части познания и сознания. Однако, как отмечают авторы новой работы, опубликованной в журнале Science, порой мы разделяем свои уникальные черты с другими приматами и млекопитающими, мозг которых в чем-то схож с нашим. И со временем «столпы человеческой исключительности», как называют их ученые из Института нейробиологии при Тюбингенском университете (Германия), один за другим рушатся.

Теперь в этот список можно включить связь между сознанием и корой больших полушарий головного мозга. Как оказалось, черные вороны (лат. Corvus corone) при выполнении определенных задач демонстрируют нейронный ответ, который коррелирует с их восприятием стимула. По мнению исследователей, подобная активность потенциально служит значимым маркером сознания: следовательно, эти птицы, давно известные своими умственными способностями, могут субъективно осознавать события внешнего мира и собственной жизни.

«Способность переживать субъективный опыт возникает из процессов мозга, которые возникли в процессе эволюции. Сегодня нейронные корреляты сознания в основном связаны с работой коры головного мозга приматов, точнее, плащом больших полушарий (паллий). Птицы развили другой паллий, поскольку произошли от линии млекопитающих 320 миллионов лет назад. Он сохраняет некоторые организационные принципы, напоминающие мозг млекопитающих. К тому же птицы демонстрируют сложное перцептивное и когнитивное поведение, предполагающее субъективный опыт», — пишут нейробиологи.

К таким выводам авторам нового исследования помог прийти эксперимент: черные вороны должны были кивать головой, когда видели определенный визуальный стимул на экране. При этом большинство из них — яркие цветные геометрические фигуры — были достаточно однозначны с точки зрения восприятия. В нескольких опытах стимулов вообще не было, поэтому птицам нужно было сигнализировать об их отсутствии или наличии. А некоторые стимулы были незначительными: в случае с одним и тем же слабым стимулом вороны иногда показывали, что видели его, или же сообщали об обратном.

В то время как птицы реагировали на такие визуальные раздражители, ученые оценивали одноклеточную активность 480 нейронов в их мозге. В процессе они выяснили, что, когда вороны сигнализировали об увиденной фигуре, их клетки были активны в период между предъявлением стимула и поведенческой реакцией. Если они никак не реагировали, то и всплесков нейронной активности не наблюдалось. «Наш отчет о черных воронах заметно похож на результаты анализа коры головного мозга приматов, где начальный цикл активности тоже в основном связан с “бессознательным зрением”, тогда как активность, коррелирующая с сознанием, идет с задержкой после предъявления стимула”, — отметили ученые.

По словам авторов эксперимента, они могли даже предсказать субъективное восприятие воронами стимула, ориентируясь на активность клеток их мозга. «Обычно мы ожидаем, что нервные клетки будут одинаково реагировать на визуальный стимул постоянной интенсивности, — рассказал Андреас Нидер, глава исследования. — Однако наши результаты убедительно показывают, что нервные клетки ворон на более высоких уровнях обработки в мозге находятся под влиянием субъективного опыта или, точнее, производят его».

Из этого ученые сделали вывод, что с точки зрения эволюции истоки сознания — способности субъективно переживать события внешнего мира и собственной жизни — могут оказаться более древними и распространенными в животном мире, чем мы считали до сих пор.

«Наше открытие свидетельствует о филогенетическом происхождении сознания. Это исключает предположение, что только приматы или другие млекопитающие наделены способностью к субъективному переживанию. Согласному одному сценарию, птицы и млекопитающие унаследовали черты сознания от своего последнего общего предка. Если это правда, то эволюция сознания датируется по крайней мере 320 миллионами лет, когда рептилии и птицы, с одной стороны, и млекопитающие, с другой, имели последнего общего амниотического предка. В соответствии со вторым вариантом, сознание возникло независимо, на основе конвергентной эволюции на разных ветвях «древа жизни» позвоночных. В этом случае сознание отсутствовало у общего предка, но развилось позже и независимо у птиц и млекопитающих. Еще один сценарий предсказывает постепенное появление сознания. <…> Измерение сигналов мозга в сочетании с контролируемыми поведенческими протоколами поможет определить истоки субъективного опыта в животном мире», — подытожил ученый.

Автор: Мария Азарова

Ссылка на источник

Просмотров
Всего:
1 130 | За месяц: 340 | За неделю: 0 | За сутки: 0