На готовность заплатить за еду повлияла ее пищевая ценность

Определение субъективной ценности продукта питания происходит с участием орбитофронтальной коры, причем суждение о ценности выносится на основании оценки отдельных его свойств. Это подтвердила американо-японская команда ученых, которая также установила, что на субъективную ценность еды влияет содержание в ней макронутриентов и витаминов. Результаты опубликованы в журнале Nature Neuroscience.

на готовность заплатить за еду повлияла ее пищевая ценность

Разные исследования указывают на то, что орбитофронтальная кора (ОФК) связана с определением ожидаемой полезности разных вариантов во время принятия решений, однако о том, как конструируются оценочные сигналы, ученым известно не достаточно. Чтобы лучше понять эти процессы, американо-японская команда ученых провела исследование с использованием пищевых стимулов. В таких случаях оценочные сигналы обычно наблюдаются на всей орбитальной поверхности, заметнее всего — в медиальной ОФК, но первичные сигналы от органов чувств поступают в латеральные части орбитальной поверхности. В связи с этим гипотеза исследователей заключалась в том, что латеральные части ОФК ответственны за первичное кодирование элементарных атрибутов, из которых складывается общая оценка, а медиальная ОФК — за кодирование общей субъективной ценности предложенного продукта.

В исследовании участвовали 23 человека, которым предлагали оценить субъективную ценность («готовность заплатить») каждого из 56 вариантов пищевых продуктов. В это время мозг участников сканировали с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). Так, каждый участник видел изображение продукта, затем ему предлагали несколько ставок, и он выбирал ту цену, которую готов заплатить за продукт (ноль, один, два или три доллара). После этого экспериментаторы задавали вопросы участникам по поводу содержания сахара, жиров, натрия, углеводов, белков и витаминов, а также общей калорийной ценности тех же 56 продуктов, каждый фактор имел шкалу от «совсем мало» до «очень много». Стоит отметить, что во время принятия решения о цене продуктов участникам не предлагали задуматься на счет их пищевой ценности, или каких-либо других конкретных качеств.

на готовность заплатить за еду повлияла ее пищевая ценность
(а, b) Схема экспериментального задания. Промежутоный интервал между заданиями (ITI) и длительность остальных этапов указана в секундах. (c) Корреляция между ответами участников по поводу содержания жира, натрия, углеводов, сахара, белка, витаминов (отложены на оси x) и их реальным содержанием. Для всех атрибутов p < 0.01. (d) Нейронная репрезентация субъективной ценности: точность (в %, ось y) для латеральной орбитофронтальной коры (lOFC) и медиальной ОФК (mOFC). На графике справа точки указывают среднюю точность среди всех участников. (e) Субрегионы ОФК, связанные с присвоением продукту субъективной ценности.

Оценки пищевой ценности продуктов, которые предложили участники, высоко коррелировали с фактическими значениями (p < 0.01 для всех факторов пищевой ценности). Ученые протестировали разные комбинации факторов в поисках наиболее точной модели, способной предсказать общую субъективную ценность еды, и отобрали десять лучших. В каждой из этих десяти моделей повторялись оценки содержания белков и витаминов, в восьми из десяти учитывались оценки содержания жиров, в шести — углеводов.

Интересно, что высокое содержание сахара оказалось не таким значимым в формировании субъективной привлекательности пищи, как показывают некоторые исследования. С другой стороны, значимое влияние оказало содержание углеводов, которое, в свою очередь, подразумевает и содержание сахара, эти факторы высокая коррелиуют.

Затем ученые принялись изучать деятельность мозга с помощью мультивоксельного анализа паттернов (MVPA). Паттерны, полученные на фМРТ, сопоставляли с общими субъективными оценками участников, а также с оценками показателей пищевой ценности.

Как и ожидалось, общие оценки были связаны с работой как медиальной, так и латеральной частей ОФК на фазе первичного оценивания продукта. Ученые определили области интереса в латеральных и медиальной частях ОФК, сопоставили их с фактическими данными участников, и вывели показатель точности, который оказался высоким как для латеральной ОФК (p < 0.01), так и для медиальной (p < 0.01). Ученые нашли связь субъективной оценки факторов пищевой ценности (четырех наиболее значимых) с работой латеральной части ОФК (p < 0.05), но не медиальной (p > 0.05).

Кроме того, ученые провели анализ эффективных связей между субрегионом медиальной части ОФК, который связан с общей субъективной оценкой пищевого продукта, и субрегионами латеральной части ОФК, которые связаны с оценкой факторов пищевой ценности. Эффективные связи отражают влияние, прямое или косвенное, которое одна система нейронов оказывает на другую. Такая связь была найдена (p < 0.05), но только во время этапа первичного оценивания продукта.

Так, латеральная часть орбитофронтальной коры связана с оценкой отдельных свойств продукта, а в медиальной ОФК на основании этих оценок определяется его общая субъективная ценность, которая, в конечном итоге, влияет на наш выбор. Согласно результатам, ценность продукта питания как минимум отчасти связана с тем, сколько, на наш взгляд, в нем содержится жиров, белков, углеводов и витаминов. Однако, несмотря на предсказательную точность полученных моделей, авторы не исключают наличие других, возможно более значимых факторов, которые также участвуют в принятии решения, и считают, что эти факторы могут быть иными у людей из разных культур.

В нашем блоге мы рассказывали о «зоне обжорства», и считали, сколько бигмаков нужно съесть лорду Ситхов для одного «выстрела» молнией в человека. Также мы писали о том, какие отделы мозга отвечают за отвращение к еде, и о том, как важен завтрак для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.

Автор: Анна Зинина

Ссылка на источник