Как улучшить мозг. Выпуск 38. К чему может привести объединение мозга и компьютера?

Интерфейс «мозг-компьютер» — это система, которая позволяет мозгу напрямую получать информацию от компьютера. Их уже использовали в экспериментах на животных, чтобы усилить восприятие, моторику и даже память.

Как улучшить мозг. Выпуск 38. К чему может привести объединение мозга и компьютера?

Для людей интерфейсы тоже имеют значительный потенциал – но они также может причинить вред. К тому же, возникает ряд этических вопросов, которые проанализировали Марк Эттиан и Марта Фарах в статье для Frontiers in Systems Neuroscience.

Научная фантастика

Часто всплывающая проблема интерфейсов «мозг-компьютер» — возможное появление у людей «свехчеловеческих» способностей. Поэтому эту идею часто встречают негативно как среди обывателей, так и в научных кругах (Lipsman et al., 2009; Lebedev, 2014). Некоторые опасаются, что их настигнут киборги с превосходящими когнитивными и моторными возможностями, другие боятся, что интерфейс будет контролировать разум. А третья группа видит в этом колоссальную пользу для человечества, возвышающую человека и общество.

Все эти представления – лишь гипотетические. Во-первых, авторы статьи видят сильную эмоциональную реакцию на перспективу появления компьютеризированного мозга. Во-вторых, реальный опыт работы с интерфейсом еще слишком мал. В результате наши взгляды основаны в первую очередь на эмоции: «мудрого отвращения» или слепой веры в то, что технологии могут все исправить и улучшить.

Интерфейсы «мозг-компьютер»: три эпохи

Долгосрочные перспективы

К этой части относятся перспективы интерфейсов в улучшении человеческого мозга, которые могут значительно повлиять на способность обработки информации, а также эмоции. Возможно, такие киборги будут смотреть на нас как на другую, низшую форму жизни – так, как мы сейчас относимся к шимпанзе. Ещё такой человек рискует потерять индивидуальность. А если систему использовать для непосредственного контакта «мозг-мозг», это позволит создать новые способы коммуникации – но при этом оказать влияние и на психику человека.

Были бы мы людьми, если бы могли видеть инфракрасный свет, запомнить телефонную книгу наизусть или общаться друг с другом только при помощи сознания? Были бы мы людьми, если бы уступили роль умнейших существ на земле другим, или те улучшенные существа – новая форма человечества? Были бы мы людьми, если бы наш мозг не функционировал независимо от других? Эти вопросы поднимают более общий вопрос о том, что значит быть человеком.

Среднесрочные перспективы

Сюда относятся вопросы, более свободные от экзистенциальных и метафизических аспектов. Во-первых, какие препятствия могут возникнуть при внедрении интерфейсов для лечения пациентов? Одно из них, скорее всего, заключается в стоимости. Сейчас сложно даже предположить, сколько денег потребуется, чтобы дополнить свой мозг компьютерной частью – поэтому может возникнуть неравенство в доступе к терапии с интерфейсами.

А как контролировать пациента? Каковы риски и выгоды такой терапии? И есть ли вероятность того, что пациент может попасть под атаку хакера и его мозгом будет управлять некое третье лицо? Хотя защиту, безусловно, можно разработать в любой системе, опыт работы с современной информационной технологией показывает, что ни одна система никогда не может быть полностью неуязвима для таких ударов. При этом возникает мрачная перспектива – возможность взломать систему управления человеческими мыслями, чувствами и поведением.

И, наконец, интерфейсы для расширения возможностей мозга. По сравнению с эффектами препаратов, которые могут действовать только в рамках существующих сетей мозга, интерфейсы могут добавлять новые чувства, действия и возможности – а значит, более радикально расширят способности человека. Такой переход терапии к повышению способностей наблюдается во многих областях медицины: например, прием студентами препаратов, чтобы повысить внимание и тем самым улучшить свою успеваемость в колледже.

Краткосрочные перспективы

По сравнению с проблемами, ожидающими нас в среднесрочной и долгосрочной перспективе, есть вопросы, возникающие уже сейчас. Например, клинические исследования – как проводятся испытания и оценивается результат? Интерфейсы разработают только для наиболее прибыльных целей, оставив множество «бесхозных» заболеваний без внимания? Как упор на прибыль повлияет на продвижение технологий? А учитывая широкое сотрудничество финансируемых государством ученых с частными производителями устройств, как должны выглядеть соглашения об интеллектуальной собственности и клинических испытаниях, чтобы максимизировать инновации и благо пациента?

Будущее приближается размеренно, шаг за шагом, а вот этический анализ зачастую его обгоняет. Конечно, желание предвидеть и более эффективно решить возможные этические проблемы будущего – это похвально. Но такое долгосрочное прогнозирование может быть контрпродуктивно: например, потому что оно отвлекает от жизненно важных, но более приземлённых этических вопросов сегодня.

Текст: Любовь Пушкарская

Ссылка на источник

Просмотров
Всего:
985 | За месяц: 985 | За неделю: 280 | За сутки: 0