Кровные тайны

Кто открыл первые группы крови, сколько их вообще существует у человека, почему «универсальных доноров» не бывает в природе, и есть ли группы крови у животных – об этом и многом другом можно узнать из передачи «Кровные тайны» в рамках проекта «Большая наука».

кровные тайны
Группы крови системы АВ0 определяются особыми молекулами, которые сидят на поверхности эритроцитов

Мы с детства помним, что у людей четыре группы крови: первая, или группа 0, вторая, или группа А, третья – В, четвертая – АВ, и что первую группу крови можно переливать всем остальным, а обладателям четвертой группы, наоборот, можно переливать первые три. Ну, еще резус-фактор какой-то – он или есть, или его нет. Вот, собственно, и вся наука.

На самом деле эти четыре группы были открыты на рубеже XIX–XX вв., и наука с тех пор ушла далеко вперед. Сейчас в медицине есть целая область под названием трансфузиология, которая занимается теоретическими и практическими вопросами, связанными с группами крови и возможностью переливать кровь от одного человека другому.

Чтобы понять, в чем тут сложности, давайте вспомним, что такое А, В и 0. А и В – это обозначение двух видов антигенов, которые сидят на поверхности эритроцитов. Антигенами называют любые молекулы, с которыми могут взаимодействовать белки иммунной системы – иммуноглобулины, или антитела. Есть свои антитела и против антигенов А и В. Обычно, когда антитело хватает антиген, начинается иммунная реакция – иммунитет пытается что-то сделать с молекулой, которую он считает чужой.

Антигены А и В (для них есть специальное слово «агглютиногены») на эритроцитах не обязательно сидят вместе, может быть только один, или сразу оба, или вообще ни одного. И антитела (для них есть специальное слово «агглютинины») в плазме крови будут такие, чтобы они не реагировали на собственные эритроциты, то есть если на эритроците будет сидеть молекула А, то в плазме будут плавать антитела против молекулы В.

Соответственно, у первой группы нет ни А, ни В, но зато есть антитела против того и другого, а у четвертой, наоборот, нет антител, зато есть оба антигена, и А, и В. Что будет, если антитело схватит свой антиген? Эритроциты агглютинируют, грубо говоря, слипнутся в ком, что чревато тяжелыми последствиями. Легко понять, что при переливании крови нужно следить, чтобы не соединить две группы, которые взаимно склеят эритроциты друг у друга.

Но ведь в крови, помимо эритроцитов, плавает еще масса других клеток и белков. Неужели они не играют никакой роли в кровяной совместимости? Играют, и еще как, и потому сейчас выделяют уже целых 29 групп крови, которых определяют по разным наборам антигенов (есть группы, определяемые четырьмя антигенными молекулами, а есть такие, которые описываются несколькими десятками антигенов). Поэтому сейчас врачи стараются переливать кровь так, чтобы группы донора и реципиента совпадали как можно полнее.

Более того, переливание крови как есть – это процедура сегодня довольно редкая. Обычно донорскую кровь разделяют на компоненты: эритроциты, тромбоциты, плазма, и вводят в организм именно такие кровяные «запчасти». Хотя, повторим, переливание цельной крови, бывает, случается – особенно в критических ситуациях.

Именно о разных видах переливания крови, о разнообразии групп крови, о том, как сейчас сдают кровь, и еще о многом другом говорили доктор медицинских наук Сергей Иванович Донсков и член-корреспондент Российской академии наук Владимир Матвеевич Городецкий с ведущим передачи «Большая наука» на ОТР Дмитрием Горбуновым.

Знаете ли вы, например, что сейчас специалисты уже всерьез думают о том, чтобы для каждого человека выращивать индивидуальную кровь – выращивать в прямом смысле, из стволовых клеток? Во всяком случае, по словам Сергея Донскова, в получении эритроцитов из стволовых клеток уже удалось достичь определенных успехов.

А знаете, как появился первый в мире Институт переливания крови? Его основал в 1926 году СССР Александр Александрович Богданов, и история была, мягко говоря, детективная, потому что Богданов убеждал руководство страны в необходимости такого института, сидя арестованным в подвале на Лубянке.

И хотя мы очень много в начале говорили про антигены и антитела, обуславливающие несовместимость групп крови, сейчас есть методы, которые позволяют вообще не обращать на это внимание – по словам Сергея Донскова и Владимира Городецкого, можно получать голые эритроциты, голые в прямом смысле, то есть лишенные антигенных молекул на поверхности, и никакие антитела их склеивать уже не будут.

Но как получилось, что у людей возникло такое разнообразие по группам крови? И почему они так неравномерно распределены среди разных народов (известно, например, что в Монголии у 70% населения – третья группа, а в Армении у 40% или 50% – вторая)? Конечно, это связано и с болезнями, которыми веками болели люди в разных странах, и с миграциями между частями света, но – не пересказывать же нам всю беседу целиком? Тем более, что целиком ее можно свободно посмотреть у нас на сайте.

Ссылка на источник