Пару себе мы выбираем по росту

В поисках «второй половины» люди стараются выбрать того, чьи гены похожи на их собственные.

пару себе мы выбираем по росту

Известно, что животные, выбирая брачного партнёра, часто предпочитают тех, кто похож на них самих. Например, если среди каких-то птиц есть более яркие особи и менее яркие, то более яркие будут заводить потомство с теми, у кого такие же насыщенные цвета; точно так же и те, что потусклее, будут выбирать себе соответствующую тускловатую пару.

В поисках «второй половины» люди стараются выбрать того, чьи гены похожи на их собственные. Такая брачно-половая разборчивость называется ассортативным скрещиванием, и объяснить её можно так: коль скоро некий индивидуум успешно дожил до репродуктивного возраста, значит, те признаки, которые у него есть, вполне полезные (то есть они не сводят их обладателя в могилу раньше времени). И если ты хочешь, чтобы твоё потомство тоже выжило, то именно такие же признаки нужно искать у других.

Ассортативное скрещивание довольно широко распространено в природе; более того, если мы посмотрим на людей, то обнаружим, что и у нас пары часто формируются по принципу сходства. Но тут сразу же возникают разные вопросы, например, в каких признаках сходство для нас оказывается более важным, а в каких – менее важным, и насколько вообще выражена эта закономерность: может быть, выбираем мы как-то иначе, а обнаруживаемое сходство – лишь побочное следствие выбора. Однако, как полагают авторы статьи, только что опубликованной в Nature Human Behaviour, в том, как мы выбираем пару, действительно есть отчётливые закономерности, указывающие на то, что, по крайней мере, некоторые признаки здесь очень и очень важны.

Мэтью Робинсон (Matthew R. Robinson) и его коллеги, проанализировав гены у 24 тысяч супружеских пар, обнаружили сильнейшую статистическую корреляцию между генетическими факторами, определяющими рост, и ростом партнёра. Иными словами, если у мужчины или женщины в генах был запрограммирован высокий рост, то в пару они себе выбирали тоже повыше, и наоборот – если по генетическим признакам рост должен был быть небольшим, то человек с такими генами предпочитал быть вместе с кем-то невысоким.

Мы не зря говорим именно про генетические признаки: по словам исследователей, они пытались предсказывать рост человека именно по особенностям ростовых генов супруга или супруги, и предсказания отличались довольно высокой точностью. Иными словами, в том, что касается роста, человек подчиняется правилу ассортативного скрещивания. (На всякий случай уточним, что речь идёт не о том, что у партнёров одинаковый рост, но о том, что ростовые гены обоих работают одинаково.)

Что до других черт, то похожую, хотя и более слабую корреляцию удалось найти для индекса массы тела (напомним, что индексом массы тела называют величину, позволяющую оценить степень соответствия массы человека и его роста). Кроме того, в супружеских парах хорошо совпадал такой признак, как время, потраченное на образование (тут статистику собирали у почти 8 тыс. пар). Здесь, в общем-то, тоже можно указать на некоторые генетические особенности, которые есть у тех, кто был способен к наукам, и у тех, кто, наоборот, образованием особо не занимался. Например, очевидно, что хорошая память или умение сконцентрироваться, довольно сильно влияющие на успехи в учёбе – это такие свойства нервной системы, которые во многом зависят от генетического портрета.

С другой стороны, не стоит забывать, что уровень образования обусловлен не только генетическими и физиологическими факторами, но и социальными. Тут ещё можно вспомнить народную мудрость, которая гласит, что «противоположности сходятся», но, скорее всего, «сходящиеся противоположности» потому и оказываются столь заметны, что выпадают из привычного порядка вещей.

Почему ассортативное скрещивание проявляется в «образовательном признаке», вполне понятно – мы, конечно, вряд ли специально ищем партнёра с похожим дипломом, просто у тех, кто одинаково долго и одинаково хорошо учился, обычно оказываются и общие интересы; иными словами, им есть о чём поговорить друг с другом. Более любопытно было бы узнать, каким образом на наши брачные предпочтения действует рост – то есть как эта сугубо анатомическая особенность влияет на чувства и мысли по поводу «второй половины».

Возможно, выбор по сходству касается и других признаков, вплоть до каких-то особенностей поведения. Можно предположить, что те, кто предрасположен к шизофрении, или аутизму, или ещё каким-то психоневрологическим расстройствам, ищут кого-то себе под стать, что, в свою очередь, даёт начало семейной истории болезни. С другой стороны, можно сказать, что социальные и биологические различия в популяции (или, если угодно, биологические различия и социальное неравенство) взаимно усиливают друг друга благодаря ассортативному скрещиванию, хотя здесь, прежде чем что-то утверждать со всей уверенностью, нужно глубже разобраться во взаимосвязях генетического и социального.

Генетическое сходство играет роль не только в любви, но и в дружбе: недавно мы писали о том, что гены друзей имеют больше общих черт, чем гены абсолютно посторонних друг другу людей, причём степень генетического родства между друзьями примерно такая же, как между четвероюродными родственниками.

Впрочем, у нас есть и такие признаки, где различия более важны, чем сходства. Например, известно, что иммунитет работает особенно эффективно, если у индивидуума в геноме скомбинировались разные версии генов некоторых иммунных белков – то есть ребёнок родителей с разными генами будет обладать бОльшим иммунно-генетическим разнообразием и потому будет более устойчив к болезням.

И наш организм про это знает: есть знаменитые эксперименты, в которых женщин просили выбрать по запаху наиболее привлекательного мужчину, и наиболее привлекательными оказывались те, чей иммунитет сильно отличался от женского. Так что, каким бы похожим на нас ни был потенциальный партнёр, по каким-то параметрам он всё же должен отличаться.

По материалам Science.

Автор: Кирилл Стасевич

Ссылка на источник