Битва титанов: кто выиграет право редактировать геном

В судебных разбирательствах между Дженнифер Дудной и Фэном Чжаном за обладание патентом системы CRISPR/Cas9 появилась третья сторона. Недавно к борьбе присоединилась французская компания Celletics. Indicator.Ru рассказывает, с чего начинались судебные тяжбы и как в деле оказалась замешана Celletics. Кому может достаться патент на технологию CRISPR/Сas9?

кто выиграет право редактировать геном

Что произошло?

28 июня 2012 года Эммануэль Шарпентье из Университета Умео (Швеция) и Дженнифер Дудна из Калифорнийского университета в Беркли заявили журналу Science о создании системы CRISPR/Сas9, позволяющей изменять геном. Их открытие сразу же обратило на себя внимание, ученых считали основными претендентами на Нобелевскую премию. В прошлом году коллектив исследователей получил престижную научную премию Breakthrough Prize, учрежденную Юрием Мильнером.

Исследователи из Института Брода в Кембридже (штат Массачусетс) Джордж Черч и Фэн Чжан, провели самостоятельные исследования CRISPR/Сas9, основываясь на публикациях Дудны и Шарпентье. Черч и Чжан смогли отредактировать геномы мыши и человека: удалить вирус из ДНК и переместить гены. Группа ученых из Института Брода подала заявку в тот же журнал 15 февраля 2013 года.

На сегодняшний день доступ к технологии CRISPR/Сas9 открыт множеству генетиков. С ее помощью за последние несколько лет ученым удалось обратить мутации, ведущие к слепоте, сделать клетки невосприимчивыми к вирусу иммунодефицита и остановить деление раковых клеток. Успех CRISPR/Сas9, вероятно, мог бы помочь в лечении генетических заболеваний в утробе. Достижений удалось добиться и в других научных областях — агрономии и биоэнергетике. Тем не менее, механизм CRISPR вызывает ряд вопросов с этической точки зрения: в Китае технологию, к которой есть доступ у многих ученых, пытались проверить на нежизнеспособных эмбрионах, в то время как манипуляции с эмбрионами являются незаконными.

Пока суд да дело

Кто обладает всеми правами на технологию CRISPR/Сas9, до сих пор остается неопределенным. Из-за права на обладание патентом разгорелся конфликт, в котором оказались задействованы крупнейшие американские исследовательские центры. Заявления на патент две группы ученых подали в разное время, но Черч сделал свою заявку приоритетной. Дело до сих пор является открытым, так как суд посчитал показания приглашенного студента из лаборатории Чжана ложными. Институт Брода предположил, что студент таким образом пытался добиться работы в команде Дудны.

Юрист, который подавал заявление на патент от имени Чжана, выбрал ускоренную процедуру, заплатив при этом комиссии от двух до четырех тысяч долларов. В результате переговоров ведомства и Института Брода вторые убедили чиновников в том, что заявка представляет собой полностью самостоятельный пакет. С другой стороны, Калифорнийский университет в Беркли предоставил пакет документов, доказывавший, что Чжан и Черч вдохновлялись работой Дудны. Они даже обнаружили письмо с предложением о сотрудничестве, отправленное Чжаном 14 февраля 2013 года.

Разница в исследованиях двух команд была довольно незначительная: Дудна работала с прокариотами (безъядерными организмами, к которым относятся все бактерии), Черч и Чжан — с эукариотами, то есть организмами, клетки которых имеют ядро. По утверждению адвокатов Калифорнийского университета, переход от прокариотов к эукариотам был ожидаемым, поэтому обнаруженная в лаборатории Чжана вариация фермента Cas9 была очевидна. Согласно публикации от 1 апреля 2015 года в журнале Nature, Сas9 был получен учеными из золотистого стафилококка. С практической точки зрения обнаружение Сas9 позволяет использовать CRISPR в естественных условиях, а не в пробирке. Открытие поможет избавиться от генной мутации, которую вызывает, например, гемофилия.

У института Брода, совместного детища Гарвардского и Массачусетского технологического университетов, — тринадцать патентов CRISPR/Сas9, права на которые предъявляет Калифорнийский университет в Беркли и еще два учреждения. В январе 2016 года ведомство по патентам и товарным знакам США заявило, что рассмотрит патентные претензии по пункту «вмешательство в производство». Это вызвало масштабную битву за CRISPR/Сas9 как объект интеллектуальной собственности.

28 сентября Институт Брода попросил ведомство исключить четыре патента из дела. По мнению специалистов, если эту просьбу одобрят, в выигрыше могут оказаться обе стороны спора.

Третья сторона

Девятимесячная битва за патент над CRISPR/Cas9, представляющим гигантскую коммерческую ценность, приняла новый оборот. На прошлой неделе адвокаты Института Брода представили доказательства, которые могли бы позволить им выиграть дело. Но внезапно в игру вступила французская биофармацевтическая компания Cellectis. Она заявила, что обладает правами на несколько методик редактирования генома, в том числе и на CRISPR/Сas9.

У нее есть так называемый зонтичный патент — патент, не подкрепленный практическими исследованиями. Они предъявили свои права на технологию инактивации гена с использованием гибридных рестриктаз. Патент описывает способ изменения ДНК при помощи молекул дублированных химерных рестриктаз и последующего восстановления клеток путем гомологичной рекомбинации. По словам представителей Cellectis, эту технологию можно применять в том числе и для редактирования генома человека.

Какая сторона имеет больше прав на обладание патентом технологии CRISPR/Сas9, решит суд. В интервью корреспонденту Indicator.Ru Дженнифер Дудна рассказала о перспективах развития генной инженерии: «Многие — все мы — будут обладать геномной последовательностью, записанной на маленький чип, и в случае болезни эта информация поможет назначить лечение, нацеленное на нас. Это один момент. Я также полагаю, что для целого ряда генетических заболеваний, имеющих специфическую известную причину, за 20 лет будут найдены способы лечения, основанные на технологии CRISPR/Сas9. Таким образом, генная терапия — это то, что будет востребовано для лечения определенных типов генетических заболеваний. И третий аспект заключается в том, что в других областях и науках — одновременно в сельском хозяйстве и синтетической биологии — произойдут значительные изменения, которые позволят растениям лучше адаптироваться к климату, а таким организмам, как грибы, гораздо проще производить экологически чистые химические вещества и биотопливо».

Автор: Анастасия Лебедева

Ссылка на источник