Чем нас лечат: Амиксин

Помогает ли популярный противовирусный препарат

Амиксин

Можно ли доверять противовирусному препарату Амиксину, какую долю в его исследование вложила советская наука, почему клинические испытания на 39 000 человек могут ничего не доказывать и насколько опасно принимать его беременным, рассказывает Indicator.Ru.

На улице резко похолодало, и настроившиеся было на весну люди рискуют подхватить новую инфекцию. Поэтому следующим героем рубрики «Чем нас лечат» стал еще один противовирусный препарат — Амиксин. Его действующее вещество известно фармацевтам уже около 50 лет. За это время оно успело «засветиться» в Science, вызвать опасения со стороны медиков и войти в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. Однако в Перечне жизненно необходимых препаратов Всемирной организации здравоохранения оно так и не появилось. Клинические испытания Амиксина никак не освещались и в базе исследований Кохрейновской библиотеки, куда международная группа специалистов включает соответствующие международным стандартам результаты тестирования лекарственных Препарат широко применяется в странах СНГ, однако не получил распространения в Европе и США, где критерии регистрации намного строже.

Из чего же, из чего

Действующий компонент Амиксина — тилорон. Он же входит в состав препаратов Тилоксина, Лавомакса и Тилорона. Тилорон — ароматическое соединение (имеющее «колечки» в своей структуре).

Структурная формула тилорона

Это вещество было запатентовано в США в 1968 году как индуктор интерферонов — стимулятор выработки особых сигнальных белков, которые используются клетками для множества целей, в том числе для защиты от вирусов.

В 1970 году в одном из самых уважаемых научных журналов, Science, вышло две статьи, подтверждающие эффективность этого вещества. В ходе экспериментов, на которых основывались эти статьи, ученые вводили мышам близкие к летальным дозы вируса Семлики (одной из тропических лихорадок), однако мыши выжили. Наибольшую выживаемость (100%) ученые заметили у группы, которым давали тилорон за 24 часа до введения вируса. Тем же мышам, которые получили вещество за 72, 48 или 2 часа до инъекции вируса, повезло гораздо меньше: из них выживаемость составила 20%, 40%, 15% соответственно.

Во втором исследовании те же авторы изучили воздействие вещества на мышей подробнее. В сыворотке крови животных, которые получили тилорон, нашли вещества, которые были охарактеризованы как интерфероны. Вещества оказались специфичными для конкретного вида животных и помогали клеткам давать отпор разным вирусам. Также они были устойчивы к действию ферментов, разрушающих РНК, но распадались под действием ферментов, разрушающих белок, следовательно, были белками. Кроме того, они действовали не против вирусов напрямую, а воздействовали именно на клетку. Все эти и некоторые другие признаки позволили ученым заключить, что тилорон стимулирует у мышей выработку интерферонов.

Однако другое исследование, 1971 года, опубликованное в Antimicrobial Agents and Chemotherapy, пришло к выводу, что при введении тилорона у мышей разных линий и даже одной линии и возраста количество интерферонов может сильно различаться. Также оно показало, что даже низкие дозы тилорона (не 15 мг/кг массы тела, а, например, 1,5 мг/кг), которые не вызывали значительного роста уровня интерферонов в крови мышей, были эффективны против ряда вирусов.

Примечательно, что в существующих на сегодня препаратах применяются именно низкие, в сравнении с крысиными, дозы (таблетки Амиксина для взрослых содержат всего 125 мг, и употребляют их по одной, что в пересчете на массу тела человека в 70 кг дает около 1,8 мг/кг). И все же он стал первым описанным низкомолекулярным индуктором интерферонов.

Собранные слезы и создательница пенициллина

Но даже самые радужные результаты испытаний на подопытных животных не могут дать полной гарантии того, что препарат будет работать и у людей. С мышами все намного проще: у них на показатели вряд ли сильно повлияет убежденность, что лекарство должно помочь («эффект плацебо»), а критериями того, что лекарство работает, не станут субъективные оценки самочувствия в духе «мне стало лучше».

Организмы мышей и людей отличаются достаточно, чтобы одно и то же лекарство могло работать у одних, но при этом только вредить или не давать никакого эффекта в случае с другими. Поэтому обязательной стадией тестирования препарата становятся клинические испытания на людях, которые быть проведены на большой выборке пациентов. В ходе таких испытаний также обязательно сравнивать препарат с плацебо и имеющимися аналогами, чтобы показать, что он не просто лучше, чем «пустышка», но и как минимум не менее эффективен, чем другие подобные препараты.

Неудивительно, что после многообещающих испытаний на мышах тилороном заинтересовались ученые со всего мира, которые начали пробовать его действие против огромного количества вирусов, воспалений и даже опухолей, которые также надеются излечить при помощи интерферонов — настолько комплексно и сложно действуют эти вещества.

Первые исследования безопасности и эффективности тилорона на человеке были проведены в 1971 году: трое участников эксперимента принимали препарат внутрь, десяти другим его закапывали в глаза, ища следы интерферонов в слезах пациентов. Оказалось, что заставить организм производить интерфероны поверхностного воздействия довольно сложно: даже большие дозы препарата не помогли выработке интерферонов, но вызвали побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта. Однако исследование было проведено на слишком маленькой выборке, и нужны были более серьезные испытания.

В СССР этим веществом в свои последние годы занялась знаменитый микробиолог Зинаида Ермольева, которая синтезировала пенициллин в СССР и организовала его промышленное производство. Она же долгие годы занималась изучением холеры, выращивала холерный бактериофаг (вирус, нападавший на холерные бактерии, который успешно применялся для профилактики эпидемий холеры в осажденном Сталинграде).

Новый противовирусный препарат ее очень заинтересовал, и она подтвердила его активность в качестве индуктора интерферонов в своей статье в журнале «Антибиотики» (сейчас ее найти целиком очень трудно), чем пробудила интерес к этому веществу.

Горстки и тысячи

Уже в 1978 году тилорон был синтезирован в Одессе, и, пока весь мир изучал его воздействие на мышей, собак, обезьян и других животных, на территории бывшего СССР в конце 90-х уже производили препараты на его основе. Один из них, Амиксин, был зарегистрирован в 1997 году.

Сайт препарата предоставляет статьи, подтверждающие стимуляцию выработки интерферонов в легочной ткани и крови мышей, а также обзоры использования интерферонов в целом. Однако до сих пор (нетрудно сосчитать, что прошло уже 20 лет) не было предоставлено результатов двойного слепого плацебо-контролируемого исследования, подтверждающего безопасность и эффективность Амиксина и его главного действующего вещества на людях.

Справка:
Двойной слепой рандомизированный плацебо-контролируемый метод — способ клинического исследования лекарств, при котором испытуемые не посвящаются в важные детали проводимого исследования. «Двойной слепой» означает, что о том, кого чем лечат, не знают ни испытуемые, ни экспериментаторы, «рандомизированный» — что распределение по группам случайно, а плацебо используется для того, чтобы показать, что действие препарата не основано на самовнушении и что данное лекарство помогает лучше, чем таблетка без действующего вещества. Этот метод мешает субъективному искажению результатов. Иногда группе контроля дают другой препарат с уже доказанной эффективностью, а не плацебо, чтобы показать, что препарат не просто лечит лучше, чем ничего, но и превосходит аналоги.

Два таких исследования обнаружить в базе научных статей PubMed по запросу «tilorone double-blind placebo-controlled» все же удалось: одно из них рассказывает об отсутствии эффекта на кого-либо из 16 пациентов с боковым амиотрофическим склерозом, другое показывает, что у здоровых участников от приема Амиксина увеличивался уровень интерферонов, при этом текста самого исследования найти не удалось.

Производители приводят пример еще одного исследования, в котором участвовало 180 детей, однако опубликовано оно в нереферируемом (это означает, что поступающие статьи не проверяются на убедительность специалистами) российском журнале «Русский медицинский журнал» с импакт-фактором 0,529.

Справка:
Импакт-фактор — показатель, отражающий частоту цитирования статей научного журнала за трехлетний период. Например, для одного из самых крупных медицинских журналов The Lancet импакт-фактор составляет 44,0, а в среднем для хороших журналов он составляет 4.

К примеру, импакт-фактор журнала Science, о котором мы говорили выше, в 1981 году был больше 138. Ряд работ также был опубликован в низкоимпактных российских научных журналах. Но проблема даже не в этом: авторы исследований используют не объективные критерии выздоровления (исчезновение вирусов), а субъективные (улучшение самочувствия), что, конечно, не прибавляет им убедительности.

Есть информация и о другом исследовании, которое также не было рандомизированным двойным слепым, хотя в нем участвовало более 39 000 человек — пациентов, осмотренных в больнице Москвы. У них значительно снизилась вероятность заболеть при приеме Амиксина, но все же дизайн исследования вызывает нарекания.

Indicator.Ru рекомендует: применять с осторожностью

Поскольку есть множество подтверждений того, что сам механизм в принципе способен работать, лекарство, скорее всего, будет эффективным. Однако не стоит забывать о побочных эффектах: посколку препарат обладает сродством к липидам, он может влиять на обмен фосфолипидов (строительных компонентов клеточной оболочки) в организме. Это в первую очередь сказывается на работе печени, что может вызвать тяжелые поражения этого органа, вплоть до цирроза. В экспериментах на крысах было установлено, что длительный прием больших доз тилорона приводит к накоплению фосфолипидов в сетчатке и нервных клетках.

Также препарат может вызывать накопление гликозаминов в клетках и мукополисахаридоз — на этом даже основано его возможное противодействие прионным болезням. Гликозамины — углеводная часть соединения сахара и белка. Их также называют мукополисахариды (от лат. mucus — «слизь», так как они в том числе являются компонентами слизи). Их излишнее накопление в организме может вызывать дефекты хрящевой, костной и других соединительных тканей. Мукополисахариды также могут мешать прионным белкам «заражать» неправильной формой другие белки, с чем связано предложение использовать тилорон для лечения прионных заболеваний (патент можно посмотреть здесь).

И мукополисахаридозы, и фосфолипидозы обычно передаются по наследству и возникают из-за «поломки» одного из ферментов, который регулирует работу этих веществ, но существуют и формы, вызванные лекарственными препаратами. Так что, чтобы начать безоговорочно доверять препарату, следует все же дождаться результатов испытаний, проведенных по международным стандартам.

Большинство побочных эффектов наблюдается при превышении дозы препарата — этого делать не рекомендуется. Применение препарата в течение длительного времени (шесть-восемь недель) также может спровоцировать проблемы со скелетом, связанные с мукополисахаридозом.

Также стоит уделить внимание взаимодействию с другими препаратами: например, фтизопирам и изониазид должны быть скорректированы в дозировке, так как скорость их распада в организме при приеме Амиксина может увеличиться на треть. Прием при беременности также запрещен не случайно: тилорон вызывает выкидыши у беременных мышей, потому что нарушает синтез простагландина (на людях этого эффекта не проверяли по понятным причинам).

Ссылка на источник