НКО против ВИЧ и другие планы

Министерство здравоохранения, похоже, догадалось, что делать с ВИЧ.

НКО против ВИЧ

В 2016 году, впервые за 20 лет эпидемии в России, была принята Стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции до 2020 года. А на днях обсудили и План ее реализации. Надо сказать, что по сравнению с вялыми телодвижениями последних лет он выглядит настоящим прорывом.

Основные предложения в план внесли НКО — это говорит о серьезных изменениях в работе Минздрава: еще лет пять назад их приглашали на высокие заседания больше для массовки.

Именно НКО внесли в план предложения снять ограничения на усыновление и службу в ВС для людей, живущих с ВИЧ; снять ограничения на въезд и выезд иностранцев с ВИЧ. Пункт «Изучение и юридическая оценка деятельности „ВИЧ-диссидентского“ движения, а также проработка вопроса о целесообразности введения мер ответственности за распространение недостоверной и опасной для здоровья граждан информации о ВИЧ-инфекции — это полностью заслуга гражданского сообщества. Благодаря НКО из плана исчезло обязательное тестирование, зато появилась паллиативная помощь при СПИДе. — Но все это сможет остановить эпидемию, только если под каждый пункт будет мероприятие, — говорит Денис Годлевский, специалист Фонда помощи в области СПИДа. — К примеру, там есть пункт «Проработка вопроса о приоритетной регистрации антиретровирусных лекарственных препаратов»».

Если у нас действительно будут быстро регистрировать препараты АРВ, это прекрасно. А если после долгой «проработки» сочтут, что в этом нет необходимости, — это просто потеря времени…
Денис Годлевский. Cпециалист Фонда помощи в области СПИДа

Многие предложения, озвученные в плане, закрывают большие бреши. Планируется наконец разработать единые информационные материалы и обобщить лучшие региональные профилактические практики.

Абсолютной победой выглядит внедрение экспресс-тестирования, которым регионы раньше занимались по собственному почину. Если его включат в методички, это значит, что местные СПИД-Центры смогут тратить на него государственные деньги.

Революционно выглядит и пункт «снижение цен на средства контрацепции барьерного типа» — вот так впервые в официальном документе появились презервативы. Будет обсуждаться и снижение цен на лекарства.

«Минздрав, насколько я помню последние обсуждения, не поддерживал принудительное лицензирование, — говорит Годлевский. — Но ФАС хочет его продавливать. В целом, принудительное лицензирование — это хорошо, но это не единственный способ. Например, сейчас единственным закупщиком АРВТ будет Минздрав. И в тот момент, когда закупка еще не проводится, он может собрать совещание с представителями фармы и НКО и начать с ними переговорный процесс по снижению цен на ключевые препараты. К примеру, на препарат калетра, на которую уходит большая часть бюджета на АРВТ…»

Главное, чтобы план не остался просто намерениями, изложенными на бумаге. Все равно пока мы опаздываем по сравнению с тем, как развивается эпидемия.
Денис Годлевский. Cпециалист Фонда помощи в области СПИДа

«Правительству нельзя затягивать его подписание, а исполнителям — реализацию. Сейчас 3-4 месяца ничегонеделания будут оборачиваться сотнями тысяч рублей и тысячами жизней… Опасность такая есть, так как финансирование этих многочисленных мероприятий предполагается из «бюджетных ассигнований».

«В целом все предложения в плане незатратные,— отмечает глава Федерального центра по профилактике и борьбе с ВИЧ Вадим Покровский.— Но он не содержит принципиально ничего нового, поскольку дополнительного финансирования на борьбу с ВИЧ в этом году не предусмотрено…»

К профилактике в «ключевых группах», согласно плану, будут привлекать некоммерческие организации. Сделать это без бюджетных денег — нереально.

«Пришло понимание, что работу с ключевыми группами хорошо выполняют именно НКО, и ее можно делать на бюджетные средства, — говорит Ирина Евдокимова, исполнительный директор НП «Е.В.А». — И мое ощущение, что доступ к госфинансированию для НКО увеличится в этом году за счет средств, направленных из федерального бюджета на профилактику ВИЧ для оказания НКО социальных и общественно полезных услуг. Определенные шаги к этому были сделаны в 2016 году Минэкономразвития, Минздравом и другими. Но очень важно, чтобы это произошло в самое ближайшее время, потому что, вообще-то, ВИЧ-сервисные НКО находятся на грани выживания. Глобальный Фонд по борьбе ВИЧ из России уходит, и важно, чтобы на смену ему пришли другие источники финансирования НКО внутри страны. Если этого не произойдет, имеющаяся сегодня инфраструктура по работе с ключевыми группами будет разрушена…».

Финансирование — это не все.

Все ВИЧ-сервисные НКО по очереди проверяет прокуратура, и несколько уже признаны иностранными агентами. Если в этот список войдут все ВИЧ-сервисные НКО, а их в России не так много, выполнять революционный план будет просто некому.

Сегодня в России больше миллиона человек — носители ВИЧ-инфекции, точное число неизвестно. Болезнь до сих пор считается маргинальной, на самом деле она давно вышла за пределы групп риска, и сегодня инфицироваться может любой. Чтобы остановить эпидемию, кроме революционного плана нужно просвещение и осознанность.

Ссылка на источник