COVID-19, общество и вы — с точки зрения анализа данных

Уважаемые читатели, ниже мы публикуем перевод на русский язык статьи об эпидемии COVID-19 участников команды занимающейся глубоким обучением компании Fast.Ai Джереми Говарда (Jeremy Howard) и Рейчел Томас (Rachel Thomas).

COVID-19, общество и вы — с точки зрения анализа данных

Многое в этом тексте специфично для США, но многое актуально для всего мира, в том числе для России. Надеемся, этот перевод поможет вам осознать серьёзность эпидемии и важность вашей собственной роли в том, что мы все можем с этим сделать.

* * *

Мы — специалисты по анализу данных, а значит, наша задача — понять, как анализировать и интерпретировать данные. И когда мы анализируем данные о COVID-19, мы беспокоимся всё больше и больше. Наиболее уязвимые слои общества, такие как пожилые и небогатые люди, подвергаются наибольшему риску. Но контроль над распространением и воздействием болезни требует изменения поведения от всех. Мойте руки тщательно и регулярно, избегайте толп и вообще скоплений людей, отменяйте мероприятия и не прикасайтесь к лицу. В этой заметке мы объясним, почему мы начали беспокоиться, и вы уже должны тоже. Отличный обзор от Итана Элли (Ethan Alley), главы некоммерческой организации, которая разрабатывает технологии для снижения рисков, связанных с пандемиями, со всей необходимой основной информацией вы можете найти по ссылке Corona in Brief (по-английски).

Необходима эффективная система здравоохранения

Чуть более 2 лет назад одна из нас (Рейчел, Rachel Thomas) подхватила инфекционный менингит, который убивает около четверти заразившихся людей и вызывает хронические когнитивные нарушения у трети. У остальных нередко возникают хронические нарушения слуха или зрения.

К моменту, когда Рейчел ползла по больничной парковке, она уже едва ли была в сознании. К счастью ей оперативно удалось получить помощь, диагностику и лечение. Незадолго до этого у Рейчел не было никаких проблем со здоровьем. Быстрый доступ к неотложной помощи, скорее всего, спас ей жизнь.

Теперь давайте поговорим о COVID-19 и о том, что может случиться в ближайшие недели и месяцы с людьми в ситуации, похожей на ту, что произошла с Рейчел. Число людей, у которых диагностирован COVID-19, удваивается каждые 3—6 дней. Если удвоение числа заражённых происходит за три дня, это означает, что число инфицированных может увеличиться в 100 раз за три недели (скорость роста немного сложнее, чем мы её тут описали, но не будем отвлекаться на технические детали). Каждый десятый инфицированный нуждается в госпитализации на несколько недель, и большинству из них требуется искусственная вентиляция лёгких. И хотя вирус появился относительно недавно, в некоторых регионах больницы уже переполнены настолько, что люди не могут получать необходимое им лечение (и не только в случае COVID-19, но и с другими смертельно опасными заболеваниями, в частности с тем, которым страдала Рейчел).

Например, в Италии, где всего неделю назад власть утверждала, что всё в порядке, сейчас заблокированы шестнадцать миллионов человек (обновлённая информация: через 6 часов после публикации [оригинального материала] Италия закрыла всю страну на карантин). В стране устанавливают палатки, такие как на фотографии, чтобы справиться с наплывом пациентов:

COVID-19, общество и вы — с точки зрения анализа данных
Медицинская палатка в Италии

Д-р Антонио Пезенти (Antonio Pesenti), глава регионального подразделения по реагированию на кризисы в наиболее пострадавшем районе Италии, сказал: «Нам приходится оказывать интенсивную помощь в коридорах, операционных, в больничных палатах… Одна из лучших систем здравоохранения в мире — в Ломбардии — находится на грани коллапса».

COVID-19: Не похоже на грипп

Смертность от гриппа составляет около 0,1 %. Марк Липсич (Marc Lipsitch), директор Центра динамики инфекционных заболеваний (Center for Communicable Disease Dynamics) в Гарварде (Harvard University), оценил этот показатель для COVID-19 в 1—2 %. Недавнее моделирование хода эпидемии показало, что в феврале уровень смертности в Китае составил 1,6 %, то есть в шестнадцать раз выше, чем для гриппа [1] (и эта оценка довольно консервативна, поскольку показатель смертности возрастает, когда медицинская система не справляется с наплывом пациентов). Оптимистичные оценки предполагают, что в этом году от COVID-19 погибнет в 10 раз больше людей, чем от гриппа (а моделирование Елены Гривал (Elena Grewal), бывшего директора по анализу данных в Airbnb, показывает, что в худшем случае показатель может оказаться в 100 раз больше такой оценки). И в этих оценках ещё не учтено огромное давление на медицинскую систему, вроде того, что описано выше. Конечно, некоторые люди пытаются убедить себя, что не происходит ничего нового: болезнь похожа на грипп — они это делают, потому что сложно принять для себя, что в реальности эта болезнь новая и незнакомая.

Наш мозг по природе своей не способен интуитивно понять экспоненциальный рост числа инфицированных. Поэтому мы должны анализировать данные, используя науку, а не интуицию.

COVID-19, общество и вы — с точки зрения анализа данных
Какие значения будут через две недели? А через два месяца?

Каждый заболевший гриппом в среднем заражает 1,3 других человека. Это величина называется R0. Если R0 меньше 1,0, инфекция перестаёт распространяться и гаснет. Если R0 превышает 1,0, заболевание распространяется. На данный момент за пределами Китая показатель R0 для COVID-19 имеет значение от 2 до 3. Разница может показаться незначительной, но R0 величиной 1,3 после 20 «поколений» инфицированных людей, передающих инфекцию друг другу, приведёт к 146 инфекциям, а R0 равный 2,5 — к 36 миллионам инфекций! (Это, конечно, очень спекулятивная оценка, в которой проигнорировано множество факторов из реального мира, но это достаточно хорошая иллюстрация относительной разницы между COVID-19 и гриппом, при прочих равных условиях).

Обратите внимание: R0 не является фундаментальным свойством самого заболевания. Этот показатель сильно зависит от принимаемых мер, и он может меняться со временем [2]. В частности, в Китае R0 для COVID-19 значительно снизился и сейчас уже приближается к отметке 1,0! Как, спросите вы? С помощью применения мер в масштабах, которые трудно представить в такой стране, как США. Например, это полная изоляция некоторых огромных городов и разработка метода тестирования, который позволяет проверять более миллиона человек в неделю.

В социальных сетях (и даже у таких широко читаемых личностей, как Илон Маск) часто можно встретить одно заблуждение, а именно, неправильное понимание различий между логистическим и экспоненциальным ростом. «Логистический» рост в реальности отсылает к «s-образному» графику распространения эпидемии. Очевидно, что экспоненциальный рост не может продолжаться вечно, так как в противном случае оказалось бы больше инфицированных людей, чем вообще людей в мире! Поэтому в конечном итоге количество заражений со временем должно снижаться, и поэтому возникает s-образная (сигмовидная) кривая скорости роста. Тем не менее, не стоит ждать, что снижение роста заболеваемости произойдёт само по себе, для этого должны быть определённые причины, основные из которых — следующие:

  • Либо это широкомасштабная и действенная реакция сообщества,
  • Либо настолько большой процент людей уже были заражены, что незатронутых людей становится численно меньше, поэтому инфекции негде набирать ход.

Поэтому нет никакого смысла рассматривать модель логистического роста как способ «контроля» пандемии.

Ещё одна вещь, препятствующая интуитивному пониманию того, как COVID-19 может затронуть ваш регион, заключается в том, что между заражением и госпитализацией — существенный промежуток времени. Обычно это около 11 дней. Может показаться, что это не так много, но если посмотреть на количество людей, которые будут заражены за это время, всё становится серьёзнее. К моменту, когда вы заметите, что больницы переполнены, инфекция в вашем сообществе распространится уже настолько, что вокруг вас будет в 5—10 раз больше заражённых людей, с которыми вам придётся, так или иначе, иметь дело.

Есть предварительные данные, что воздействие вируса в разных регионах может в разной степени зависеть от климата. В публикации «Анализ температур и широт в прогнозировании возможной степени распространения и сезонности COVID-19» (Temperature and latitude analysis to predict potential spread and seasonality for COVID-19) исследователи обращают внимание на то, что заболевание до сих пор распространялось в умеренном климате (тем хуже для нас: диапазон температур в Сан-Франциско, где мы [авторы статьи] живём, почти совпадает с диапазоном температур, пригодных для распространения вируса. Большие населённые пункты Европы, включая Лондон, также попадают в этот диапазон).

«Только без паники — сохраняйте спокойствие» — такой лозунг не поможет

Призывы «не паниковать» и «сохранять спокойствие» — это довольно распространённая в соцсетях реакция на заметки людей, указывающих на причины для беспокойства. Такие утверждения, как минимум, бесполезны, [а то и вредны]. Никто же не предполагает, что паника будет эффективным способом борьбы с вирусом. Но почему-то именно такие призывы оказались очень популярными в определённых кругах (среди них точно нет эпидемиологов, чья работа состоит в том, чтобы отслеживать эти вещи). Такие лозунги помогают оправдывать своё бездействие людям, считающим себя «выше» тех, кто носится с вирусом как дурак с писаной торбой.

Но призыв «сохранять спокойствие» может запросто привести тому, что подготовка и реакция на вспышку эпидемии будет недостаточно хороша. В Китае десятки миллионов людей были ограничены в перемещениях из-за карантина. К моменту, когда число больных оказалось равным тому, которое мы наблюдаем в США сейчас, там уже были построены две новые больницы. Италия слишком долго медлила, поэтому даже несмотря на то, что 16 миллионов граждан были ограничены в передвижении, только за сегодня (воскресенье, 8 марта) стало известно о 1492 новых случаях заражения и 133 летальных исходах. Насколько нам известно, всего 2—3 недели назад ситуация в Италии была такой же, как сейчас в США и Великобритании, если говорить о статистике.

На данном этапе многое о COVID-19 нам ещё предстоит узнать. Мы не можем с точностью указать скорость распространения или показатель смертности инфекции, мы не знаем, как долго вирус остаётся активным на поверхности, «выживает» ли он в более тёплых условиях и распространяется ли там. Всё, что у нас есть, — это в лучшем случае догадки, основанные на лучших данных из информации, которую людям удалось собрать. При этом подавляющее большинство этой информации — на китайском языке. На данный момент лучшее, что мы можем сделать, чтобы понять китайский опыт — это прочитать «Отчёт Совместной миссии ВОЗ и Китая по коронавирусной инфекции 2019 года» (Report of the WHO-China Joint Mission on Coronavirus Disease 2019), основанный на опыте совместной работы 25 местных и иностранных экспертов из Китая, Германии, Японии, Кореи, Нигерии, России, Сингапура, США и непосредственно представителей ВОЗ.

Нет стопроцентной вероятности, что всё закончится мировой пандемией. Опасность может миновать, не поставив систему здравоохранения в кризисные условия. Но это не значит, что сейчас будет правильным ничего не делать. Это было бы чрезвычайно легкомысленное решение. В любом случае и при любой модели сценария развития ситуации, бездействие не будет оптимальной реакцией. Сами подумайте, стали ли бы такие страны как Китай и Италия приостанавливать большую часть национальных экономических процессов без веской на то причины. Это также представляется маловероятным, учитывая то, что мы наблюдаем в местах активного распространения инфекции: система здравоохранения не в состоянии справиться с потоком больных (например, Италия разместила 462 палатки для «предварительной сортировки» больных, но всё ещё вынуждена перевозить пациентов, нуждающихся в интенсивной терапии, в регионы, где ситуация с вирусом не такая тяжёлая).
Напротив, вдумчивым и разумным ответом будет выполнять инструкции по сдерживанию распространения инфекции, предоставленные экспертами, согласно которым следует:

  • Избегать больших скоплений людей и толпы;
  • Отменить мероприятия;
  • Работать из дома, если это возможно;
  • Мыть руки, когда приходите и уходите из дома, а также делать это часто, когда находитесь вне дома;
  • По возможности не прикасаться к лицу, особенно вне дома (хоть это и нелегко);
  • Дезинфицировать поверхности и упаковку (вирус с ненулевой вероятностью может оставаться активным на поверхностях в течение 9 дней, хотя точно этого сказать нельзя).

Это касается не только вас

Если вам меньше 50 лет и у вас нет факторов риска — иммунная система работает исправно, нет сердечно-сосудистых заболеваний или других хронических заболеваний, вы в прошлом не курили — тогда можете расслабиться, скорее всего коронавирус вас не убьёт. Но то, какова будет ваша реакция, всё-таки очень важно. В отличие от вероятности умереть, у всех более-менее равный шанс подхватить вирус, и, если это случится, то равный шанс заразить других. В среднем, каждый инфицированный человек заражает ещё двух человек, и они становятся заразными до того, как начнут проявляться симптомы. Если вы планируете навестить родителей или бабушку с дедушкой, вы, наверное, расстроитесь, если потом обнаружите, что заразили их коронавирусом.

Даже если вы не общаетесь с людьми старше 50, вполне вероятно, что у вас есть коллеги и знакомые с хроническими заболеваниями, и их больше, чем вы думаете. Исследования показывают, что, опасаясь дискриминации, многие люди на работе не рассказывают о состоянии здоровья, если могут этого избежать. Например, мы оба (авторы статьи) — в категории повышенного риска, хотя многие люди, с которыми мы регулярно общаемся, могут об этом не знать.

И, конечно же, нужно думать не только о близких и коллегах. Это очень важный этический вопрос. Каждый человек, который предпринимает все возможные меры по борьбе с распространением вируса, помогает всему местному сообществу снизить уровень вероятности заражения. Цитируя статью Зейнеп Туфекчи (Zeynep Tufekci) для журнала Scientific American:

Подготовка к почти неизбежному глобальному распространению этого вируса… является одной из самых просоциальных, альтруистических вещей, которые вы можете сделать. Мы должны готовиться к наступлению вируса не потому, что чувствуем, что нам лично угрожает опасность, но потому что это поможет снизить риск для всех; не потому, что мы столкнулись со сценарием конца света, и не можем повлиять на ход вещей, а потому что мы можем изменить каждый аспект этого риска, с которым мы, общество, сталкиваемся. Правильно, вы должны готовиться, потому что ваши соседи нуждаются в том, чтобы вы были готовы — особенно ваши пожилые соседи, соседи с хроническими заболеваниями, люди, которые работают в больницах, соседи, у которых может не оказаться ресурсов или времени, чтобы подготовиться.

Эпидемия повлияла и лично на нас [авторов статьи]. Самый большой и важный курс, созданный нами за всю историю fast.ai, кульминация многолетней работы, должен был начаться в Университете Сан-Франциско (University of San Francisco) через неделю. В прошлую среду (4 марта) мы приняли решение провести этот курс онлайн. Мы одними из первых решили перенести такой крупный курс в онлайн-пространство. Почему мы это сделали? В начале прошлой недели мы осознали, что если мы станем проводить этот курс в аудитории, то будем косвенно поощрять собрания сотен людей в замкнутом пространстве, повторяющиеся многократно в течение многих недель. Собирать людей в замкнутых пространствах — самое худшее, что можно сделать в данной ситуации. Мы решили, что это наша этическая обязанность — обеспечить, чтобы хотя бы в нашем случае этого не произошло. На это было сложно пойти. Тот период учебного года, когда мы занимались с нашими студентами, один из самых любимых и продуктивных. У нас были студенты, планировавшие приехать из разных стран, и мы очень не хотели их подводить [3].

Но мы знали, что то, что мы делаем — это правильно, потому что в противном случае мы могли бы ускорить распространение болезни в нашем окружении [4].

Нам нужно сгладить кривую

Это очень важно. Если мы сможем замедлить скорость распространения инфекции в наших локальных сообществах, то мы дадим больницам время, чтобы разобраться как с уже инфицированными пациентами, так и со своей обычной дневной нагрузкой. Это называется «выравнивание кривой». Вот наглядный график:

COVID-19, общество и вы — с точки зрения анализа данных
Важно оставаться под пунктирной линией

Фарзад Мосташари (Farzad Mostashari), бывший координатор по информационным технологиям системы здравоохранения США, поясняет: «Каждый день выявляются новые случаи, и эти люди не ездили за границу и не контактировали с известными нам больными. Мы знаем, что известные нам случаи — это лишь верхушка айсберга. Так получается из-за задержек с тестированием. Это значит, что в течение следующих двух недель мы будем наблюдать взрывной рост диагностированных случаев… Попытки сдерживать экспоненциальное распространение инфекции в сообществе подобны сосредоточению внимания на искрах, когда дом горит. Когда это произойдёт, нам нужно сменить стратегию на смягчение ситуации — принять защитные меры, чтобы замедлить распространение вируса и уменьшить высокую нагрузку на систему здравоохранения». Если мы сможем поддерживать распространение болезни на настолько низком уровне, чтобы наши больницы могли справиться с нагрузкой, тогда у людей останется доступ к лечению. Но если процессы инфицирования будут происходить слишком быстро, то те, кто нуждается в госпитализации, её не получат.

Вот как может выглядеть статистика согласно Лиз Шпехт (Liz Specht):

В США на 1000 человек приходится около 2,8 больничных коек. Учитывая, что население — 330 млн человек, это около 1 млн коек. 65 % их этих мест постоянно заняты. Таким образом, по всей стране доступно около 330 тысяч свободных коек (возможно, в это время года даже немного меньше из-за регулярного сезонного гриппа и т. д.). Возьмём за основу статистику Италии и предположим, что около 10 % случаев будут достаточно серьёзными и потребуют госпитализации. (Имейте в виду, что для многих пациентов госпитализация длится неделями — а значит освобождаться места будут очень медленно, так как кровати заполняются пациентами с COVID-19). Таким образом, к 8 мая все свободные больничные койки в США будут заполнены. (И это ещё не принимая во внимание, подходят ли эти места для изоляции очень заразных пациентов).

Даже если мы ошиблись в два раза в оценке доли тяжёлых случаев, это изменит график заполняемости коек на 6 дней, что в одну, что в другую сторону. Если госпитализация требуется в 20 % случаев, места в больницах закончатся к 2 мая. Если только в 5 % — мы можем дотянуть до 14 мая. 2,5 % позволят нам продержаться до 20 мая. Этот расчёт не учитывает роста спроса на койки по другим причинам (не из-за COVID-19), а мы этого не можем гарантировать. По мере того, как нагрузка на систему здравоохранения становится всё больше и больше, с нехваткой рецептурных препаратов и пр. люди с хроническими заболеваниями, которые обычно нормально себя чувствуют при постоянной адекватной терапии, могут оказаться в тяжёлом состоянии, требующем госпитализации и интенсивной терапии.

Реакция общества — это краеугольный камень

Как мы уже говорили, эти цифры не являются неоспоримыми — Китай уже продемонстрировал, что можно сократить распространение вируса, приняв экстремальные меры. Другим отличным примером успешного реагирования является Вьетнам, где, среди прочего, общенациональная рекламная кампания (в том числе запоминающаяся песня!) быстро мобилизовала население и обеспечила изменение поведения людей на более подходящее в этих условиях.

Изменение поведения — не просто гипотеза: эффективность этой стратегии была продемонстрирована во время пандемии гриппа 1918 года. Два города в США очень по-разному отреагировали на пандемию: в Филадельфии прошёл гигантский парад с участием 200 000 человек, чтобы помочь собрать деньги на войну. А в Сент-Луисе внедрили тщательно продуманные меры, призванные минимизировать социальные контакты, чтобы уменьшить распространение вируса, а также отменили все крупные события. Вот как выглядит число погибших в каждом городе, как показано в материалах Национальной академии наук США:

COVID-19, общество и вы — с точки зрения анализа данных
Влияние различных мер во время пандемии гриппа в 1918 году

Ситуация в Филадельфии стала настолько тяжёлой, что гробов и моргов не хватало, чтобы обработать огромное количество тел людей, погибших от гриппа.

Ричард Бессер (Richard Besser), исполнявший обязанности директора Центров по контролю и профилактике заболеваний США во время пандемии H1N1 2009 года, говорит, что в США «риск заражения и возможность обезопасить себя и свою семью зависят от дохода, доступа к медицинской помощи и, среди прочих факторов, иммиграционного статуса». Он указывает, что:

Пожилые люди и инвалиды подвергаются особому риску, когда нарушается их повседневная жизнь, когда начинаются проблемы с системой поддержки. Людям, у которых нет лёгкого доступа к медицинской помощи, в том числе сельским жителям и представителям коренных общин, может потребоваться преодолевать огромные расстояния, чтобы получить помощь, если таковая потребуется. Люди, живущие в стеснённых условиях — будь то в социальном жилье, домах престарелых, тюрьмах, приютах или даже бездомные на улицах — могут заболевать волнами, как уже происходило в штате Вашингтон. Уязвимость низкооплачиваемой гиг-экономики, в которой у работников сдельная оплата и нестабильный график, станет очевидной для всех во время этого кризиса. Спросите у 60 % работников США, которые получают почасовую оплату, насколько им легко взять отпуск, когда он необходим.

Бюро трудовой статистики США показывает, что менее трети работников с минимальным доходом могут взять оплачиваемый больничный:

COVID-19, общество и вы — с точки зрения анализа данных
Большинство бедных американцев не могут взять больничный, поэтому вынуждены выходить на работу

В США нет доступа к качественной информации

Одна из серьёзных проблем в США заключается в том, что проводится очень мало тестов, а о результатах не сообщают должным образом. А это означает, что мы не в курсе, что на самом деле происходит. Скотт Готтлиб (Scott Gottlieb), предыдущий Комиссар Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) объяснил, что в Сиэтле тестирование проводилось лучше, и инфекция стала видна: «Мы в Сиэтле рано узнали о вспышке COVID-19 благодаря наблюдениям бдительных независимых учёных. В других городах подобная работа в такой мере не проводилась. А значит, другие очаги в США могут быть ещё не полностью обнаружены». Как сообщает The Atlantic, вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) пообещал, что на этой неделе станет доступно «примерно 1,5 миллиона тестовых наборов», но на данный момент в США было протестировано менее 2000 человек. Опираясь на результаты проекта COVID Tracking, Робинсон Мейер (Robinson Meyer) и Алексис Мадригал (Alexis Madrigal) из издания The Atlantic говорят:

Собранная нами статистика говорит о том, что реакция в США на COVID-19 и вызываемое им заболевание COVID-19 была невероятно медленной, особенно по сравнению с другими развитыми странами. Центры по контролю и профилактике заболеваний США восемь дней назад подтвердили, что вирус уже передавался обществом (community transmission) в США — что он заражал и американцев, которые не ездили за границу и не общались с другими, кто ездил. В Южной Корее более 66 650 человек прошли тестирование в течение недели после первого случая передачи вируса внутри общества, и они быстро смогли начать тестировать по 10 000 человек в день.

Часть проблемы заключается в том, что вирус стал политическим вопросом. В частности, президент США Дональд Трамп дал понять, что он хочет, чтобы «цифры» (то есть число людей, инфицированных в США) оставались низкими. Это пример того, как оптимизация показателей мешает получению хороших результатов на практике. (Подробнее об этой проблеме см. статью об этике науки о данных: Проблема с метриками является фундаментальной проблемой для ИИ). Глава Google AI Джефф Дин (Jeff Dean) написал в Твиттере, что его беспокоит проблема политизированной (дез)информации:

Когда я работал в ВОЗ, я участвовал в Глобальной программе по СПИДу (ныне UNAIDS, Объединённая программа ООН по борьбе с ВИЧ/СПИД), созданной для борьбы с пандемией ВИЧ/СПИДа. С нами работали преданные своему делу врачи и учёные, которые стремились помочь преодолеть тот кризис. В кризисные времена чётко сформулированная и правдивая информация жизненно необходима, чтобы принимать правильные и обоснованные решения о том, кто и как будет реагировать (будь то страна, штат или местные органы власти, компании, НКО, школы, семьи и отдельные лица).

Если доступна верная информация, принимаются правильные государственные меры, согласованные с тем, что говорит медицинское и научное сообщество, то мы непременно столкнёмся с проблемами, подобными тем, как при эпидемии ВИЧ / СПИД, и в случае с COVID-19. Если же в обществе под влиянием политических интересов распространяется дезинформация, существует реальный риск, что положение дел изменится в худшую сторону. Так будет, если перед лицом набирающей обороты пандемии не начать действовать быстро и решительно, а также если активно поощрять поведение, которое фактически способствует более быстрому распространению болезни. Очень больно смотреть на то, как развивается эта ситуация.

Когда дело доходит до прозрачности, не похоже, чтобы политические силы были заинтересованы в изменении ситуации. Министр здравоохранения и социальных служб (Health and Human Services Secretary) Алекс Азар (Alex Azar), по словам издания Wired, «…рассказал о тестах для определения наличия коронавирусной инфекции, которые должны использовать медработники. Отсутствие таких тестов обусловило то, что нет эпидемиологической информации о распространении и серьёзности эпидемии в США. Это всё усугубляется непрозрачностью управленческих решений. Азар добавил, что больше тестовых наборов уже проходят испытания на качество и скоро будут доставлены в больницы”. Wired продолжает:

Затем Трамп перебил Азара: «…я думаю, важно, чтобы любой нуждающийся в тестировании, получил тест сегодня, если даже не вчера. У них есть тестовые наборы, которые хорошо работают. Любой, кто нуждается в тестировании, получит такой тест», — заявил Трамп. Но это неправда. Вице-президент Пенс (Mike Pence) заявил журналистам в четверг, что в США нет такого количества тестовых наборов, которое требуется.

Другие страны реагируют гораздо быстрее и активнее, чем США. Многие страны Юго-Восточной Азии показали отличные результаты, в том числе Тайвань, где R0 сейчас снизился до 0,3, и Сингапур, который предлагают сделать модельной страной по вопросу борьбы с COVID-19. Хорошо реагируют не только в Азии: во Франции, например, запрещены собрания с участием более 1000 человек, и в настоящее время в трёх регионах страны не работают школы.

В заключение

COVID-19 является важной социальной проблемой, и мы можем и должны все работать в направлении уменьшения распространения болезни. Это означает, что нужно:

  • Избегать больших групп и толп;
  • Отменить мероприятия;
  • Работать из дома, если это возможно;
  • Мыть руки, когда вы приходите и уходите из дома, и часто, когда вы вне дома;
  • По возможности не прикасаться к лицу, особенно вне дома.

Примечание: из-за срочности публикации мы не были настолько щепетильны в отношении цитирований и сносок на работы, на которые мы опирались, как хотелось бы. Пожалуйста, дайте нам знать, если мы что-то упустили.

Спасибо Сильвену Гуггеру (Sylvain Gugger) и Алексису Галлахеру (Alexis Gallagher) за отзывы и комментарии.

Примечания

  1. Эпидемиологи — это люди, изучающие распространение болезней. Оказывается, что оценивать такие вещи, как смертность и R0, на самом деле довольно сложно, поэтому есть целая область науки, которая специализируется на этом. Остерегайтесь людей, которые используют простые соотношения и статистику, рассказывая вам о динамике COVID-19. Вместо этого посмотрите, как моделируют процесс эпидемиологи.
  2. Технически это неверно. Строго говоря, «R0» обозначает количество заражений при отсутствии ответной реакции. Но это для нашего рассмотрения не важно, поэтому мы позволили себе здесь небольшую неточность в определениях.
  3. После того, как мы приняли это решение, мы старательно искали способ запустить курс онлайн, и он, мы надеемся, будет даже лучше, чем офлайн. Мы сделали его доступным для людей во всем мире, и каждый день будем работать с виртуальными учебными и проектными группами.
  4. Мы также внесли много других небольших изменений в наш образ жизни, в том числе делали зарядку дома, а не ходили в тренажёрный зал, заменили все наши встречи на видеоконференции, не пошли на вечеринки, которых с нетерпением ждали.

Перевод: Татьяна Ландо, Александра «Renoire» Алексеева

Ссылка на источник

Просмотров
Всего:
900 | За месяц: 900 | За неделю: 0 | За сутки: 0