Три реестра для НКО

30 января правительство утвердило правила признания некоммерческих организаций «исполнителями общественно полезных услуг». Какие преимущества дает новый статус, трудно ли его получить и стоит ли игра свеч, разбирался корреспондент Агентства социальной информации.

Три реестра для НКО

Статус «исполнители общественно полезных услуг» введен в действие поправками в закон № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», которые вступили в силу с 1 января 2017 года. Законодательная база формировалась в течение предшествующего года: был подписан указ президента, даны поручения, вышло постановление правительства. Были  установлены приоритетные направления деятельности, составлен их перечень и т.п. Последнее постановление утвердило правила ведения реестра и определило органы власти, которые будут оценивать качество оказания «общественно полезных услуг». Надо сказать, что это – уже третий по счету реестр, созданный за последнее время. В чем его отличие от предыдущих?

Время реестров

Стремление как-то упорядочить НКО, работающие в социальной сфере, наблюдается у законодателей последние несколько лет. Реестр «социально ориентированных НКО, получающих государственную поддержку» начал формироваться с  2010 года: тогда регионам было предписано вести счет подобных организаций. Членство в нем никаких преференций не дает – государство просто «посчитало» тех, кому помогает, и внесло в список.

Спустя три года началось создание «реестра поставщиков социальных услуг» в сфере социального обслуживания. Туда было разрешено вступать всем юридическим лицам, в том числе НКО (до этого поставщиками таких услуг были только государственные бюджетные учреждения). Таким образом было решено развивать конкуренцию на рынке социальных услуг. Тем, кто числится в этом реестре, полагается компенсация от государства за оказанные гражданам услуги трех типов: стационарные, полустационарные и на дому. Перечень видов услуг может насчитывать несколько десятков наименований, в него входят: бытовые, юридические, психологические и др.

Конкретные требования и условия каждый регион определяет для себя сам, руководствуясь базовыми федеральными рекомендациями. Соответственно ситуация везде сложилась очень разная. В некоторых регионах в реестре десятки НКО, в других — единицы. В Пермском крае, например, многие НКО в реестре уже несколько лет. В Москве же на конец 2016 года из 167 организаций-поставщиков социальных услуг всего одна НКО – Центр лечебной педагогики.

На то, чтобы войти реестр организаций-поставщиков социальных услуг, мы потратили более года, — рассказал юрист Центра лечебной педагогики Павел Кантор. – Правда, особого материального смысла это пока не имеет: например, в Москве тариф на оказание любого вида социальных услуг (что само по себе абсурдно – не могут услуги медика и уборщика стоить одинаково) составляет 315 рублей в час. Для нашей категории услуг, которая квалифицируется в законе как «социально-психологические», это примерно в 10 раз меньше их рыночной стоимости. Но нам, помимо прочего, было важно принять участие в тестировании нового механизма».

А вот фонду «Волонтеры в помощь детям-сиротам», более десяти лет занимающемуся работой с детьми-отказниками, сиротами и семьями в трудной жизненной ситуации, войти в реестр не удалось. «В Москве довольно жесткие формальные требования, — рассказала руководитель фонда Елена Альшанская. — Есть даже требования к образованию руководителя: например, я как глава организации должна иметь образование менеджера в сфере управления социальными учреждениями». Внесение в реестр, кроме того, сопряжено с принятием ряда обязательств, которые на сегодняшний день не компенсируются выплатами, считает Елена Альшанская.

Третий реестр: что нового

В реестр исполнителей общественно полезных услуг открыт доступ бóльшему числу НКО. «Заметно расширен перечень услуг, которые могут оказывать НКО, чтобы рассчитывать на получение государственной поддержки», — рассказывает юрист Ассоциации «Юристы за гражданское общество» Александра Сазонова.

В основания для зачисления в реестр входит не только оказание бытовых услуг на дому, уход за больными в стационаре и полустационаре (как в реестре постащиков социальных услуг), но и помощь бездомным, социальная адаптация людей, вернувшихся из мест лишения свободы, работа с инвалидами, детьми-сиротами. Включены в список также социальные услуги, связанные с трудовой занятостью: теперь некоммерческие организации, помогающие трудоустройству инвалидов или, например, специализирующиеся на обучении пенсионеров компьютерной грамотности, также могут претендовать на новый статус.

«Главной преференцией для тех НКО, которые получат новый статус и войдут в соответствующий реестр, станет то, что они будут иметь возможность получать субсидии от государства на два года и более (сейчас субсидии в основном выдаются на год)», — прокомментировала событие член Общественной палаты РФ, директор Агентства социальной информации Елена Тополева. По словам эксперта, организациям, оказывающим услуги в социальной сфере, далеко не всегда удается выиграть конкурс и получить грант, на который они рассчитывают, в рамках региональной поддержки социально ориентированных организаций. «Создается сложная ситуация: денег нет, но при этом стоит очередь из тех, кто нуждается в их поддержке и услугах… Новый статус позволит таким организациям чувствовать себя более уверенно, жить и работать стабильнее», — подчеркнула Елена Тополева.

Кто готов войти в новый реестр

Несмотря на некоторую неопределенность перспективы, которую дает новый статус, собеседники АСИ подтвердили, что будут пытаться войти в новый, третий по счету, реестр – исполнителей общественно полезных услуг.

«Что даст нам новый статус НКО – исполнителей общественно полезных услуг, ясности пока нет. Тем не менее, мы уже запросили необходимые документы, — рассказал Павел Кантор. — Видимо, каждый регион будет самостоятельно разрабатывать программу помощи НКО. У нас есть ощущение, что дело идет к тому, что поддержка государством НКО будет обусловлена членством в этом реестре».

«Мы жили и живем на пожертвования от физических и юридических лиц. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы получить любую поддержку от государства», — говорит Елена Альшанская.

Создание нового реестра несет с собой и определенные риски. «Как вектор, направление развития, я оцениваю появление нового статуса НКО-исполнителя общественно полезных услуг очень положительно, — считает Елена Тополева. – Главный риск — и об этом мне не раз говорили коллеги в регионах – в том, чтобы деятельность третьего сектора ни в коем случае не сводилась только к оказанию разного рода услуг. У некоммерческих организаций есть множество других важных функций: это и помощь людям, и защита прав, и защита окружающей среды, и поддержка молодых талантов. И такие организации – ничем не хуже других, и было бы неплохо предусмотреть какие-то новые возможности и преференции для них тоже».

Ссылка на источник