Запрет абортов рождаемость не повысит

Вопрос о запрете абортов в России, который обсуждали много раз и, казалось бы, обсудили уже со всех сторон, всплыл вновь. Ему был посвящен круглый стол в пресс-центре «Парламентской газеты». Собственно, ничего нового не говорилось. Все то же: аборт – это убийство невинных душ, женщины, идущие на аборт, и производящие аборт врачи – в большой мере убийцы, уроки полового воспитания в школе – развращение молодежи, ну и так далее.

запрет абортов рождаемость не повысит
На второго и третьего ребенка российская женщина решается только все взвесив.

Не стоило бы упоминать об этом, если бы не озадачивало упорное муссирование проблемы абортов – далеко не самой главной в сегодняшней жизни нашего общества, не слишком благополучного и к тому же постепенно погружающегося в духовное средневековье.

Инициатор обсуждения Виталий Милонов – автор многих одиозных проектов, давно оседлавший тему запрета абортов, нынче депутат Госдумы, сделавший ее главной в своей думской деятельности. Не удается добиться полного запрета, пусть в качестве первого шага хотя бы выведут аборты из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). А там, надеется Милонов, он пробьет и дискуссию на эту тему в парламент, которая может закончиться и полным запретом искусственного прерывания беременности.

Вопреки страшным картинам, которые любят рисовать борцы с абортами, динамика ситуации в этой сфере в высшей степени положительная. В конце 1960-х годов в РСФСР в год производилось до 5 млн абортов, иногда и больше. Ими прерывалось 70–75% беременностей. Так много абортов делали не потому, что в советские времена женщины (бабушки и матери нынешнего поколения) были более безнравственные. Просто аборт тогда был главным средством планирования семьи. «Контрацептивная революция», то есть появление эффективных противозачаточных средств, еще не дошла до Советского Союза.

В начале 90-х в новой России была принята федеральная целевая программа «Планирование семьи», в 1994 году получившая статус президентской. Основанием для разработки этой программы послужила высокая распространенность абортов при снижении рождаемости. Почему не хотели рожать, понятно, если вспомнить финансовую ситуацию 90-х. Тогда производилось ежегодно около 4 млн абортов. В структуре материнской смертности они составляли одну треть. Целью программы «Планирование семьи» было снизить число абортов на 25–30%.

И цель эта, надо признать, достигнута. Количество абортов в стране с каждым годом уменьшается. По данным российской ассоциации «Народонаселение и развитие», в 2013 году искусственное прерывание беременности составило 1 млн, а в 2015 году – около 600 тыс. Никаких чудес или там морального перевооружения – просто стали использовать противозачаточные средства. Да и нет никаких других путей.

Сейчас 40% абортов делается по желанию женщины, 25% – из-за угрозы ее здоровью, 23% – вследствие различных социальных проблем и 12% по причине аномалий развития плода.

«Попытки запретить или ограничить аборты – это бессмысленная трата времени и сил. Там, где они запрещены, они не исчезли, их не меньше, а больше, они небезопасны, криминальны, производятся потерявшими совесть медиками  или организовавшей подпольные клиники мафией, вся сфера этих услуг является сверхкоррупциогенной, – подчеркнула в беседе с обозревателем «НГ» акушер-гинеколог, доктор медицинских наук Любовь Ерофеева. – Невозможно бороться с последствиями, а не с причиной. Ведь барьеры в получении женщиной помощи по прерыванию нежелательной беременности – это попытка влияния на доступ к услуге, а не на спрос».

Ерофеева отмечает, что основную часть абортов в России делают женщины, имеющие одного-двух детей. Это говорит, во-первых, о том, что решение такое женщина принимает, учитывая ситуацию в семье, и приходит на операцию, все взвесив. Во-вторых, значит, именно эта группа женщин требует от организации здравоохранения специального подхода, пока она находится дома в послеродовом отпуске или по уходу за ребенком. Число подростковых нежелательных беременностей значительно снизилось: если раньше среди сделавших аборт моложе 18 лет была каждая шестая, то теперь – каждая десятая.

Чтобы спрос на аборты стал меньше, необходимо вводить уроки полового воспитания в школах. Это сделали все республики бывшего СССР, кроме России. У нас же продолжаются ханжеские рассуждения о том, что такие уроки – развращение детей. Современные дети начинают половую жизнь в 15–16 лет, знают все приемы секса благодаря ТВ и Интернету. Но не знают, как предохраниться от последствий секса – не только в отношении беременности, но и в отношении ВИЧ.

«Профилактика нежелательной беременности должна стать обязательной частью работы врачей, но не с помощью отговаривания от аборта, что делать нельзя, согласно этическим правилам врача акушера-гинеколога (ФИГО – Международная федерация акушеров и гинекологов), а путем консультирования по контрацепции и планированию семьи, – говорит Любовь Ерофеева. – Защитить репродуктивное здоровье женщин уязвимых категорий можно, предоставляя им бесплатно методы контрацепции, включая экстренную контрацепцию, которая, кстати, никаким абортивным эффектом не обладает».

Сторонники запрета абортов выступают все более агрессивно. Один из участников круглого стола – Андрей Кормухин – договорился до призыва изменить Конституцию: «Мы пляшем вокруг этой Конституции, как вокруг священной коровы, которую никак нельзя изменить».

А что думает население? Согласно опросам, проведенным ВЦИОМом в октябре 2016 года и Левада-Центром в 2015 году, более 60% граждан считают, что следует оставить аборты в рамках ОМС в государственном здравоохранении и сохранить за женщиной право самой решать, как быть с беременностью.

Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова сформулировала позицию Минздрава: «Есть определенные нюансы, связанные с возможным переходом абортов в тень, особенно для тех лиц, которые имеют низкий достаток, для несовершеннолетних, девочек, у которых случается такая ситуация. Наша задача, чтобы введение каких-то ограничений не приводило к увеличению материнской и младенческой смертности, не приводило к увеличению числа криминальных абортов. История нашей страны это уже знала, и я хочу напомнить, что в период острого запрета абортов в советское время материнская смертность превышала 320 человек на 100 тыс. населения. А сейчас у нас с вами – 10, а по результатам 2016 года – еще меньше».

Ссылка на источник