Как наш мозг понимает других

Благодаря специальному информационному каналу, связывающему разные области коры, у нас есть способность понимать чужие мысли и чувства.

Для взрослого человека кажется естественным, что кто-то другой может смотреть на мир иначе, чем он, знать то, чего не знает он сам, и испытывать какие-то другие эмоции.

как наш мозг понимает других
Белое вещество мозга человека на МРТ. Белое вещество формирует разнообразные проводящие пучки, связывающие различные функциональные центры мозга.

Более того, при всем отличии нас от этого другого, мы можем понять, почему он отличается – образно говоря, мы способны «влезть в чужую шкуру», «поставить себя на чужое место». Без такой способности человек вряд ли смог бы жить в обществе, и речь тут не только и не столько о политике, сколько о самых что ни на есть бытовых вещах: если наш хороший знакомый чем-то опечален, мы не просто перенимаем его настроение, мы можем его понять его – и не усугублять чужую грусть какими-то грубостями и неделикатностями.

Однако способность представлять себя на месте другого появляется у нас не сразу. Если маленький ребенок смотрит какую-нибудь сценку, в которой некий персонаж, например, оставляет конфету на столе и уходит из комнаты, а вернувшись, не может ее найти, потому что приходила мама и убрала конфету в ящик – так вот, по поводу происходящего маленькие дети впадают в недоумение.

Участок височной доли коры (серый) и участок лобной доли коры (красный) связаны дугообразным проводящим пучком (зеленый).

Они не понимают, почему тот, кто вернулся, ищет конфету не там, куда ее перепрятали, а ищет ее на старом месте. Им кажется, что если они видели, как мама прячет конфету, то и все вокруг должны про это знать, и герой сценки в том числе; их не смущает, что персонаж отсутствовал и просто не видел, что происходило в комнате. И лишь с четырёхлетнего возраста дети начинают осознавать, что их опыт и чужой опыт могут отличаться.

Очевидно, между тремя годами и четырьмя в мозге происходит что-то, что дает человеку умение понимать чужое психическое состояние (в англоязычной литературе для такого умения есть компактный термин – «Theory of Mind», то есть «теория разума»). Исследователям из Института человеческого мозга и сознания Общества Макса Планка удалось показать, с какой именно мозговой структурой связана наша способность «теоретизировать» насчет чужой психики.

Оказалось, что между тремя и четырьмя годами у нас активно созревают так называемые дугообразные волокна мозга, которые входят в систему проводящих пучков белого вещества. Эти пучки представляют собой крупные «связки» длинных нейронных отростков, соединяющих различные области мозга; их можно сравнить с компьютерной шиной – широким информационным каналом, по которому передаются большие массивы данных.

Дугообразный пучок соединяет две области коры: височную долю, которая активируется, когда мы думаем о других людях, и лобные доли, которые работают, когда мы в своих размышлениях стараемся абстрагироваться от той или иной конкретики и посмотреть на окружающий мир со стороны. Чтобы размышления о других людях и умение посмотреть на мир со стороны соединились, нужен дугообразный пучок белого вещества, и, как только он развивается в должной степени, ребенок начинает понимать, что другой человек может думать, знать и чувствовать иначе, чем он сам.

Известно, что не только люди, но и некоторые животные способны осознавать, что их товарищ думает иначе: так, прошлой осенью мы рассказывали о том, что человекообразные обезьяны могут связать чужие неправильные поступки с чужими неправильными мыслями.

Однако такая способность у них выражена все же слабее, чем у человека, и авторы статьи в Nature Communications объясняют это тем, что тут все дело опять же в недостаточной развитости соответствующих информационных каналов мозга.

Автор: Кирилл Стасевич

Ссылка на источник